December 11th, 2008

Я

Великая Рецессия. СУДНЫЙ ДЕНЬ.

«Нас ожидает эра кретинов. Эра потребления. И я был бы последним идиотом, если б не хотел вытрясти из этих кретинов всё, что только можно» (с).

/Сальвадор Дали/

 

 

 

Здравствуйте, люди добрые. Солнечный Ростоff вновь звучит в нашем эфире.

 

Как сказал когда-то один старый еврей, чьё учение очень дорого обошлось моей нации: «Бытие определяет сознание» (с). Не могу возразить, тем более что моё сознание сейчас действительно целиком определено бытием, в которое без спросу влез кризис.

 

Кризис… Н-да. Вот все это слово произносят по 10 раз в день. Однако, то, что произошло на самом деле понятно ну, дай Бог, процентам пяти населения. Спроси любого: «Что есть кризис?», и он ответит: «Это пиздец». И будет совершенно прав! Но вот только в чём этот пиздец конкретно заключается и насколько он на самом деле глубок и фундаментален, он вряд ли ответит. А ведь это нужно знать, камрады. Предупреждён – значит вооружён. Хотя, может быть это и громко сказано. Но информированность – это очень важная и нужная пижня. Вы не находите?

 

Ну, вот я и решил-таки вспомнить, что когда-то, во времена далёкие, почти былинные, я занимался наукой. И оная наука, по странному совпадению, именовалась «экономикой». А по сему надумал я написать серию креосов на оную тему. Даже не креосов. Так, этюдов. Кризанутых, как наше нынешнее бытие и сознание. Ы! Нет, люди, я совершенно не строю иллюзий на свой счёт и «экономического гуру» я здесь включать совершенно не собираюсь. Но кое-что поведать могу.

 

А начать я решил, как ни странно, сначала. Что же случилось, по какой причине и что, вообще-то, происходит. Думаю, так будет правильно.

 

Итак…

 

На самом деле у того, что творится сейчас, история весьма продолжительная. Началось всё ещё во времена Великой Депрессии, когда в Америке и Европе закладывались основы современного фондового рынка. Но я в такие подробности вдаваться не буду, иначе это уже будет ни разу не этюд. Обзор исторической матчасти начну с того момента, когда Сталин и Черчилль опустили над миром «железный занавес»… Сильно прозвучало сейчас. Хе-хе. Короче говоря, такое положение дел было выгодно обеим сторонам. Нам – потому, что исключало до поры проникновение «тлетворных влияний», пендосам (а на тот момент в западном лагере решали уже ТОЛЬКО они) – потому, что они получили безусловное, и абсолютное доминирование в «своей» части мира. В то же время наличие второй части человечества не вызывало у них особых проблем. Почему? А им это наоборот было очень удобно. Такая угроза стала инструментом управления и поддержания эффективности этой системы. Конкуренция между нами тогда ведь была отнюдь не рыночная. Она была системная. Социальная и политическая, если угодно. Отсюда и инструментарий, и построение внутренней экономической политики, которая в последствии стала глобальной. Все внутренние издержки пендосы преспокойно вешали на своих вассалов, чему сами вассалы, при этом, несказанно радовались.

 

А потом коммунизм рухнул… Помните, как они тогда озаботились образом врага? Нового, чтоб было на кого пенять. Нашли, в итоге, Аль-Каиду и мировой терроризм. Однако это всё такая ахинея… Мирового имени! Их (да, в общем-то, теперь и наша) проблема совершенно в другом.

 

Давайте зададимся вопросом, камрады: что вообще такое нынешний кризис? Я вам отвечу. Он не просто экономический или финансовый. Он СИСТЕМНЫЙ. Вот именно так, всеми большими буквами. Да и называть это кризисом я бы не стал. Слишком мягкое словечко. Это: ТОТАЛЬНЫЙ КРАХ «ЭКОНОМИКИ ПОТРЕБЛЕНИЯ». Вот о ней, родной, мы и поговорим.

 

И вновь: что есть «экономика потребления»? Все это словосочетание слышали, по ящику через раз его пользовали к месту и не очень, антиглобалисты с анархистами на него ругались во все дыхательные и пихательные места… Но понимания смысла данного понятия от этого больше не стало. Ну, ничего. Всё поправимо.

 

«Экономика потребления» возникла не сама по себе. Она – грешное дитя Холодной Войны, коллеги. Именно там её корни и именно там половина корней нынешнего краха. Начнём с того, что когда в конце 60-х – начале 70-х годов придумывалась эта экономическая модель, её перспективы были не долгосрочные, а среднесрочные. Ибо изначально целью её было (возьмитесь за что-нибудь) – победа в соцсоревновании с соцлагерем. Именно в СОЦСОРЕВНОВАНИИ. Потому, что она предназначалась для повышения уровня жизни населения США и стран «золотого миллиарда». Чтоб у них там красные к власти не пришли. Цель почётная, но средства! Суть её заключалась в искусственном (за счёт масштабной эмиссии) повышении совокупного спроса населения. Прежде всего, домохозяйств.

 

Объясняю на пальцах. Что есть домохозяйство? Да семья это! Та самая, которая «ячейка общества». А чем характерно экономическое поведение домохозяйства? Прежде всего тем, что домохозяйства не могут потреблять больше, чем их «реально располагаемые доходы». СИСТЕМНО больше. То есть, бюджет семьи состоит из заработной платы её членов + накопления и доходы от этих накоплений. Грубо говоря, семья не может потратить (а, значит, потребить) больше, чем заработала. Всё! И ни копейки сверх этого. Повысить уровень своего потребления они не могут априори. Понизить, да. За счёт роста накоплений. Но не наоборот. Моя мысль вам понятна? Надеюсь. Бля, ещё проще излагать не могу. Ну, так вот. Само собой разумеется, что 50-90% домохозяйств (в зависимости от состояния экономики) живут довольно скромно. НО! Всё это в рамках НОРМАЛЬНОГО развития экономики. А «экономика потребления» не такова. Её основа в том, что если домохозяйствам начать щедро давать кредиты, то они смогут повысить уровень своего потребления в разы. Они смогут повышать и повышать его до тех пор, пока новые кредиты не превысят выплаты кредитам по ранее полученным. Ну, соответственно, когда такой критический уровень будет достигнут, большая часть поступлений в бюджеты домохозяйств начнёт направляться на погашение долгов. И, разумеется, уровень потребления рухнет ниже плинтуса, то бишь ниже нормального среднего уровня при нормальном развитии экономики. Но ведь подобные игрища так быстро и просто не заканчиваются.

 

Бурный поток кредитного бабла, вливающегося в экономику, несёт с собой эффект допинга. Это экономический амфетамин, который взбадривает организм, подстёгивает его и требует повышения дозы. Экономика начинает расти, как мышцы у качка, объевшегося анаболическими стероидами. Растёт производство, растёт количество рабочих мест, количество фирм, уровень доходов. И потребление. Всё это базируется на одном: щедрости и доступности кредитования населения. Ну и юридических лиц. Без этого момента тоже нельзя, хоть он и не основной. Всё это обеспечивается новыми эмиссиями. Которые запускают новый виток потребления. И так постоянно. При этом очень мало кто задумывается о том, что такое стимулирование спроса при помощи кредитных инструментов – это, по сути, проедание будущего. Бесплатно ничего в этом мире не происходит. А зачем об этом задумываться? Сами прикиньте: о чём думает тинейджер, обожравшийся «спидов» на дискотеке? Да ни о чём он не думает. Даже если знает, до какой степени хуёво ему будет завтра утром. Даже если знает, что за 18 часов веселья ему придётся расплачиваться несколькими сутками крайне неприятного отходняка, а, возможно, даже смертью от острой сердечной недостаточности, вызванной тяжёлым обезвоживанием организма. Это свойственно любому потребителю «кайфа». Когда у него «приход» - он не думает о будущем.

 

Но будущее наступает вне зависимости от того, думают о нём или нет. «Экономика потребления» изначально была мыльным пузырём, который нельзя надувать вечно: свойство мыльных пузырей таково, что рано или поздно его размер превышает тот уровень, при котором стенки пузыря ещё могут справляться с внутренним давлением. Но ведь, скажете вы, перспективы оной потребительской экономики были среднесрочными. И её, как любой мыльный пузырь, при желании и умении можно было не доводить до взрыва, а безопасно «сдуть».

 

И я отвечу: можно! И сделать это можно было в начале 90-х, когда коммунистический блок, с которым, с помощью «экономики потребления», Запад мерялся пиписьками, благополучно почил в бозе. Однако этого сделано не было. Запад тогда уже «подсел» на этот наркотик плотно и закоренело. И у власти на Западе, на тот момент, уже плотно и закоренело находились те, кто контролировал продажу этого экономического наркотика. Те, кто распределял и контролировал эмиссионные потоки. Точнее их политические креатуры. Самые яркие примеры: Билл Клинтон и Тони Блэр. А теперь подумайте, станет ли колумбийский наркокартель истреблять плантации коки? Если честно, лично я даже представить себе такого не могу. О чём они в тот момент думали? Да не о чём. Они получали сверхдоходы и хотели их получать столько, сколько это будет возможно. «После нас хоть потоп» (с). Вот именно он сейчас и случился.

 

Хотя, вряд ли они думали и о потопе. Знаете, они ведь (будете смеяться) опирались на большую экономическую науку. А она в некоторых случаях – продажная девка похлеще генетики и кибернетики вместе взятых. Говорю со знанием дела. Ведь экономические выкладки пишут люди. Живые. Со своими иллюзиями, взглядами и интересами. Что не может не сказаться на результате. Даже точные науки периодически этим грешат. Вот вам пример из истории. Великий Сэмюэль Джонсон, автор первого толкового словаря английского языка, определил в этом самом словаре «Науку», как «Уверенность, основанную на доказательстве» (с). Замечательное определение. Блестящее. Но уже некоторым количеством страниц после он пишет: «Овёс – зерно, которое в Англии едят лошади, а в Шотландии люди» (с). Ну, вот не любил дедушка шотландцев! Что тут поделаешь? И не смог удержаться. Опустил их доступным ему средством. Но он это сделал бесплатно. Так сказать, по доброте душевной. А уж если имеется «социальный заказ»!...

 

Вы знаете, что большинство последних лауреатов Нобелевской премии по экономики получили сей благородный трофей ИМЕННО за то, что обоснованно и очень аргументировано доказывали, что нынешнего кризиса просто не может быть, потому, что не может быть никогда? А, меж тем, именно так дело и обстоит. Нет, нельзя сказать, что о грядущем экономическом Рагнареке никто не предупреждал. Предупреждали, камрады. Ещё как предупреждали. Первым это сделал великий и ужасный Джозеф Стиглиц ещё в 1997 году. 11 лет назад. Более того, в 2000 году трое наших экономистов с мировыми именами (М.Хазин, А.Кобяков и О.Григорьев) создали целую теорию нынешнего кризиса, где очень подробно описАли, что произойдёт, почему и, примерно, когда. То есть фактически описАли его модель (кто в теме – тот поймёт, что это значит). Но их не слушали. И не хотели слушать. Сумасшедшими их обзывали и неквалифицированными. Ога! Знаете, коллеги, я, как бывший учёный, всегда очень внимательно отношусь к мнению психов. Не исключено, что они, в итоге, окажутся самыми нормальными. Что, собственно, и произошло.

 

В общем-то происходящее сейчас могло произойти и ранее. Тем более что «звонки» звучали давно: с 1997 года произошла целая серия кризисов. Мелких. Теперь уже можно их так назвать – всё познаётся в сравнении. Опять же, не могу не снять шляпы перед ныне обсераемым всеми Бушем. Он смог их побороть и где-то даже оттянуть развязку. Да и то, во что его администрация «конвертировала» события 11 сентября 2001 года, так же им довольно ощутимо помогло продержаться. Но это далеко не всё.

 

Попросту говоря, камрады, 17 лет они паразитировали на руинах соцлагеря. Как они это делали, думаю, вам объяснять не надо. Схема «кредитов» МВФ работала как часы. Вернее, как пылесос. Это было именно то, на что сейчас радостно подписываются  каклы. Но здесь вообще без комментариев. Хе-хе. Так вот за счёт ресурсов, которые они отсюда качали, наши бледнолицые братья, кстати говоря, могли совершить то самое относительно безболезненное (для них) «сдутие мыльного пузыря». Но они этого не сделали. Предпочли потратить этот поток бесплатных кайфОв на иные цели.

 

Такие вот дела…

 

Однако, продолжим. Думаю, причины и базис происходящего кризиса я изложить смог. Теперь поговорим о его механизме. О том, что произошло конкретно.

 

А произошло всё в полном соответствии с «моделью Хазина-Кобякова-Григорьева». Согласно ей «спусковым механизмом» кризиса должно было стать (и стало) резкое падение совокупного спроса домохозяйств. По теории 2000 года произойти оно могло по двум возможным вариантам: «благоприятному» (в условиях положительной конъюнктуры экономики на момент начало обрушения), либо «неблагоприятному» (соответственно). Поясняю:

1. «Благоприятный» вариант – за счет роста потребительской инфляции в рамках более или менее спокойного развития событий.

2. «Неблагоприятный» вариант – оно могло стать следствием локального кризиса за счет обвала какого-либо крупного финансового пузыря.

 

Как мы теперь уже знаем, актуальным оказался именно второй, «неблагоприятный» вариант. Хотя, название это весьма условное – при «благоприятном» финальный результат был бы тем же.

 

«Процесс пошёл» в августе 2007 года, когда в США начался кризис неплатежей в секторе недвижимости и пендосы начали реструктуризацию своей финансовой системы с целью недопущения обвала рынка на данном сегменте. Надо сказать, меры на какое-то время сработали: темпы спада отрасли на протяжении более года не превышали 2—3% в месяц. Мечта идиота. Однако ряд рыночных механизмов начал давать сбои. А именно, т.н. механизм «кластеризации». Ну, грубо говоря, если очень сильно упростить объяснение, то он позволял сдерживать инфляционное давление только в одном секторе экономики, не выпуская процесс за его пределы. А именно, на финансовом рынке. Иными словами, в Штатах намечался крах на бирже. Само по себе явление не новое, и не особо опасное для остальных. Так вот «кластерная структура» предназначена для того, чтобы разрушительный процесс не перекинулся на реальный сектор. Тогда пипец останется локальным и не затронет никого, кроме фондовых игроков. Но в этот раз американские «экономические маги» зарвались и не прочувствовали всей прелести положения.

 

В начале лета бушевский министр финансов Генри Полсен начал акцию по поддержке республиканского кандидата на выборах. Вообще, чем америкосы всегда меня умиляли, так это своей простотой и непосредственностью. Ведь, бля, даже не заморочились на тему того, чтоб как-то скрыть свои проделки. В чём заключалась акция? Ну, а что волнует больше всего на свете рядового янки? Да дешёвый бензин на бензоколонке! Вот наш добрый дядя Полсен и решил малость сбить цены на нефть, которые до того росли в рамках вливания в рынок эмиссионных денег, и, как следствие, малость повысить курс доллара. Далее события развивались со стремительностью лавины: снижение эмиссионной массы в экономике привело к острейшему кризису ликвидности сначала на рынке недвижимости, потом на фондовом рынке в целом… А потом рухнули сразу два крупнейших ипотечных фонда («Фани-Мэй» и «Фреди Мак»), за ними, ровно через неделю, два крупнейших банка («Леман Бразерс» и «Меррил Линч») и, как финал, один из крупнейших в мире финансовых конгломератов – Американ Интернешнл Груп.

 

И реальный сектор взорвался…

 

Всё. Занавес.

 

Дальнейшее вы знаете. Пришло время платить по векселям. Судный День «экономики потребления» наступил.

 

Что теперь будет? Ну, это зависит от самих пендосов. Хотя и очень мало уже зависит. Чтобы оживить умирающую экономику они вынуждены будут накачать в неё ещё денег. Взять их они могут либо в долг (что вряд ли, учитывая плачевность положения в мировой экономике), либо напечатать. Последствия очевидны.

 

Мировой рынок рано или поздно восстановится. Вопрос, когда и в какой форме. Уже сейчас совершенно очевидно, что он будет иметь тягу, опять же, к «кластеризации». Только теперь уже на глобальном уровне. Что это значит? А разбиение на сектора со своими экономиками и, что для пендосов наиболее грустно – что своими региональными валютами. Янки будут этому всячески противиться. Они будут яростно драться за доллар в том виде, в каком он есть сейчас: меганасос, выкачивающий в США и страны «золотого миллиарда» деньги из всего остального мира. Чего у них из этого выйдет? Не знаю. Но, думаю, что ничего. Процесс необратим, его можно замедлить, но остановить – никогда. Возможно, они это сами понимают, о чём свидетельствует форсированный запуск проекта «АМЕРО». Но всё равно они будут биться. Да и уже начали. Буш на всех последних встречах голосит о «недопустимости протекционистских мер в экономиках». Ну, ясен корень! Америка – главная и, практически, единственная страна, против которой они сейчас могут быть направлены.

 

Так а зачем они будут воевать за доллар, спросите вы. Ведь ему всё равно пиздец.

Ну, на мой взгляд, тут причина политическая. Они всё-таки хотят растянуть процесс во времени, чтобы он не был таким шоковым для населения Пендостана. Как ни крути, а революции никто не хочет. Поэтому правительство Америки, как ни странно, НЕ ЗАИНТЕРЕСОВАНО в скорейшем завершении кризиса. Потому, что для приведения экономики США в естественное состояние, по некоторым оценкам, необходимо сократить совокупное потребление до уровня от 65 до 35 процентов от докризисного. ВДУМАЙТЕСЬ!!!!!!!! Такая цифра – в любом случае катастрофа. Потому это будут растягивать. Размазывать, как кусок масла по горячей сковородке. А значит кризис продлится не несколько месяцев, как мог бы, а несколько лет. Так что не расслабляйтесь, камрады.

 

Но лично меня больше всего беспокоит не это. Меня беспокоит «психическая» составляющая происходящего. Сейчас, помимо всего прочего, происходит крушение либеральной монетаристской модели экономики. А шутка юмора в том, что она, за годы своего существования, настолько засрала мозг экономическому истеблишменту, что альтернатив они не видят и видеть не хотят. Всё бытие они, с упорством олигофрена, видят только через призму оной либеральной модели. А модель эта не только явилась одной из наипрямейших причин кризиса, так вдобавок ко всему описывает его совершенно неадекватно и не имеет ни малейшего инструментария для борьбы с ним. А значит, расслабляться нам тем более не резон: вынужден признать, что «генералы» и «маршалы» экономического фронта просто НЕ ЗНАЮТ, что делать.

 

Вот примерно так оно и обстоит.

 

В заключении этюда скажу одно: не обольщайтесь, люди. Ещё раз: нынешний кризис – это не просто экономическая коррекция.

 

ЭТО КРИЗИС ДЕЙСТВУЮЩЕЙ МОДЕЛИ КАПИТАЛИЗМА.

 

Думаю, он даже заслуживает имени собственного. Предлагаю называть его «ВЕЛИКАЯ РЕЦЕССИЯ». На мой взгляд такое название вполне соответствует и структуре и масштабу происходящего.

 

И не надо надеяться на то, что скоро всё устаканится и будет как раньше. НЕ БУДЕТ. Либеральная модель экономики мертва. Она – орган, поражённый газовой гангреной. Любые попытки её оживления приведут только к дальнейшему заражению крови. Поэтому уже сейчас (СЕЙЧАС!) надо думать, как жить по новому. Только так мы сможем выгрести из того говноморя, в котором мы все сейчас купаемся. Думать всем и каждому. Возможно, именно для этого я и накатал столько букв.

 

 

З.Ы.: Как-то раз Сальвадор Дали собрал самых ярых своих поклонников, зарядил водяной пистолет краской и расстрелял из него каменную ограду. А потом с нескрываемым презрением наблюдал за тем, как обезумевшая толпа выдирает из ограды камни. Как они, теряя последние остатки человеческого разума, дерутся, толкаются, ломают локти до мяса, только бы урвать крашеный булыжник. Урвать, чтобы продать таким же кретинам, как и они сами, или вовсе поставить дома и начать на него молиться. А человек, который не редко соревновался с самим Рафаэлем в технике исполнения складок на платье, смотрел на них и понимал, что людям, объятым потребительским безумием, совершенно без разницы, шедевр перед ними, или обыкновенный кирпич с пятнами краски. Им просто всё равно, что потреблять.

 

Потребительское общество неадекватно. Оно теряет душу и разум. И я искренне надеюсь, что сейчас этому безумию приходит конец.

 

Главное – пережить это.

 

Удачного вам дня, камрады. И да поможет нам всем Бог.

 

 

КОСОВО JЕ СРБИJА!

 

10.12.2008 г.