February 21st, 2016

pic#Хаус тачанка

МНЕ СТЫДНО

Чуть больше года назад на укреплениях "7-го утёса" я спорил со своими пацанами. Сказать, что этот спор был горячий - значит не сказать ничего. В нём участвовали все, кто в этот момент был не на боевых позициях. Света не было. Помещение освещали только одна самопальная лампа-коптилка и печка-буржуйка. Был поздний вечер и за толстыми стенами крепости шёл обстрел. Он шёл всё время и не прекращался дольше, чем на 10-15 минут (время перезарядить и остудить то, что стреляло). Это был конец января 2015 года. Самый тяжёлый момент зимней кампании, когда с неба падало всё, что могло с него падать. Но в тот момент мы не обращали на это внимания. И разговор наш был настолько громкий, что попросту заглушал то, что в этот момент прилетало нам на голову.

Пацаны говорили мне: "Шекспир, ну, как же так? Мы здесь воюем с укропами, у нас, блин, друзья гибнут, а там, в тылу, всякая хрень творится. Всякая шушваль разошлась, как будто так и надо. Власть делят, всё никак не переделят. Не говоря уже обо всём остальном... Мы ради этого воюем, что ли? Мы здесь ИХ защищаем, что ли?".

А я им отвечал: "Спокойно, парни! Вы выгляните за дверь. Там армия озверевших укропов стоит. Которые сюда пришли за землёй и рабами. Сейчас любые разборки в тылу приведут к тому, что они победят. Просто проломят фронт и зайдут. Сейчас мы их держим и уже начинаем бить. А если мы крепко стоять не будем и о всякой ерунде думать станем - всё ж поменяться может. А у нас у каждого за спиной близкие: у вас, у меня. Так можно себе такое позволять?".

Спор этот ничем не закончился. Его прекратили укры, которые в очередной раз попытались прорваться. Правда, быстро передумали. Но этим они, как бы, подвели под ним черту.

С того вечера прошло почти тринадцать месяцев. И сейчас мне грустно. Они были правы. И я был прав. И это самое поганое, когда правы обе стороны и вообще непонятно, что с этим делать. Потому, что с тех пор лучше не стало. И это ещё очень мягко сказано.

В последнее время чаще всего я испытываю чувство стыда. Жгучего, мутного, тяжёлого. Стыд - это теперь главный осадок от того, что происходит в моей Республике, которую я люблю. И за которую я воевал. О чём не жалею ни секунды. Но я воевал за НЕЁ, а не за НИХ. Тех, о ком говорили пацаны тогда, зимним январским вечером на Песках.





Нам говорят и говорят: "Молчите! Не смейте ничего говорить! У нас нет проблем! Любым критическим словом могут воспользоваться укрофашисты!". Вот этим словечком они теперь пользуются, как заклинанием. Да, оно, по сути, верное. Укры - действительно фашисты. Но, во-первых, Республика является независимым государством и за её независимость гибли люди. Среди которых были мои друзья. За НЕЗАВИСИМОСТЬ, а не за "особый статус" и не за "федерализацию", как некоторые сейчас пытаются подленько рассказывать. А значит думать надо в первую очередь о том, что скажет собственный народ, а не киевские газеты. И вести себя надо, как граждане Народной Республики, оплатившей своё существование кровью, а не местные чиновники киевского режима.Collapse )






Группа "В контакте"   -   http://vk.com/russkoe_gosudarstvo
Группа на "facebook"  -   http://www.facebook.com/groups/RussRevo/
Инстаграм  - https://instagram.com/shakespeare1976/


Follow rusparabellum on Twitter



Так всё-таки, что Иегова думает о безголовых мутантах?