February 19th, 2018

pic#Хаус тачанка

И дальше что?

Вопрос о том, произойдёт ли на Донбассе эскалация войны, медленно, но верно становится главным. Что самое интересное – в открытую он практически не задаётся. Ну, почти. С ним дела обстоят примерно так, как в «смешном переводе» одного культового американского фильма, снятого по куда более культовой английской книге: «Я чувствую это в земле… Я чувствую это в воде… Ой! Вот теперь, кажется, в воздухе почувствовала» (с). Да и трудно не почувствовать, если честно. Вообще, всегда трудно не чувствовать очевидные вещи. Как минимум, потому, что украинские вооружённые формирования готовятся к этому демонстративно и не торопясь. Методично и ни от кого особо не скрываясь. А чего им скрываться-то? С международной точки зрения, они находятся на своей территории и формально никто не имеет права спрашивать у них, чего ради они на формально своей территории затеяли такое масштабное перемещение живой силы и техники. И тем более тяжело этого не замечать, что в этот раз характер военных приготовлений не оставляет сомнений в том, что рассчитаны они отнюдь не на ДНР и ЛНР. Они рассчитаны на Россию. На её вероятное вмешательство. Об этом говорит, как минимум, морское десантирование противовоздушных систем «Бук» возле Мариуполя. Для кого эти подарки, если у свободного Донбасса авиации нет? Никакой. Ни военной, ни гражданской. Да и события в Киеве с погромами представительств российских организаций (некоторые из которых имеют дипломатический статус) говорят о том же. Очень многое в нашем мире начиналось с нападений на дипломатов. Так что вопрос о грядущем военном обострении, сам по себе, довольно очевиден. И поправки в него может внести только украинская непредсказуемая глупость и трусость – они ни раз уже собирались и не нападали. Но кто может поручиться, что в этот раз не будет иначе? Ведь это «иначе» случалось уже несколько раз. Как сказал один из наших уцелевших командиров первой волны: «Обстановка беременна войной». Но сейчас это не вопрос. Вопрос в другом. Ну, предположим, нападут они. Предположим, что всей силой. Предположим, что Россия вмешалась и, предположим, что победила. И ДАЛЬШЕ ЧТО?



Сейчас этот вопрос самый главный. Потому, что если враг давно определился в том, чего он хочет, то о нашей стороне этого сказать нельзя. Ну, давайте порассуждаем, каким оно может быть это «дальше». Вернее, даже не может, а ДОЛЖНО. Именно так, большими буквами. Просто потому, что у всего есть логика и без этого «должно» всё просто теряет смысл. Отсутствие этого «должно» любую победу обращает в позорное поражение, как оно уже обратило в прах победы в летней кампании 2014-го и в кровавой зимней кампании 2015-го. Как оно уже обесценило разгромы украинских боевиков в Иловайском и Дебальцевском котлах. Так какое же оно, это «должно»?Collapse )







Канал автора в Telegram: http://t.me/RastaPavel
Блог автора на "КОНТе" - https://el-pablo.cont.ws/
Группа "В контакте"   -   http://vk.com/russkoe_gosudarstvo
Группа на "facebook"  -   http://www.facebook.com/groups/RussRevo/
Инстаграм  - https://instagram.com/shakespeare1976/