Павел Кухмиров (haile_rastafari) wrote,
Павел Кухмиров
haile_rastafari

Categories:

РАСПАД. Революционная эволюция. (часть 1)

Цикл "РУБИКОН"

«Один сказал: зачем на свете ты?
Другой спросил: о чём твои мечты?
О, дайте мне запретного вина,
Забыть навязчивость их суеты!» (с).
/Омар Хайям/


Доброго времени суток, уважаемые коллеги и соратники.

Знаете, что красноречивей всего характеризует нынешнюю политическую ситуацию в РФ? Атмосфера безумия. Да, именно она. Со стороны это явление может и не так заметно (хотя, всё может быть), но если ты глубоко погружён в процессы, внимательно за ними следишь, с интересом наблюдаешь за политической и идеологической активностью в стране, то очень скоро ощущение клубящегося дурдома начинает следовать за тобой неотступно. И знаете, что мне это напоминает? Атмосферу в Российской Империи накануне 1917 года. С ума сходят все. Народ кидается в астрологию, эзотерику и всякого рода «колдунство». Власть производит настолько маразматические метания, что от них хочется даже не смеяться, а плакать (одна ситуация вокруг Сердюкова и подмосковных прокуроров чего стоит). В её действиях вообще есть элемент некой суицидальности. Последний пример: закон о борьбе с курением (который на самом деле закон о борьбе с курильщиками). Его единственным результатом будут насколько десятков миллионов человек в ломке. А никотиновая ломка не делает людей беспомощными. Она делает их злыми. Курить они не бросят. Но градус ненависти к режиму в их мучимом абстиненцией организме взлетит до уровня абсолютной непримиримости. Как уже было разок на моей памяти, в «славные» времена Горбачёва. Для чего это нужно власти? А она сама не знает. Ею движет логика безумия.

Но, так или иначе, аналогия с 1917 годом здесь прямая и отнюдь не случайная (а всё дальнейшее исследование будет построено именно на ней). Подобные симптомы говорят об одном: режим умирает. И общество, олицетворяемое им, умирает тоже. Я уже говорил, и не раз, что Русская Революция – это объективный процесс. И неизбежна она именно поэтому: изъеденный термитами дом не может не рухнуть и закон гравитации тому свидетель. Так было в начале ХХ века и так происходит сейчас. Однако же вполне характерным процессам подвержена не только власть и не только простой народ. Происходящее ныне в русском национально-освободительном движении не менее интересно. И не менее симптоматично.

Так какие же процессы идут сейчас в т.н. «правом движе»? Ведь именно он в данный момент является для России той силой, какой сто лет назад являлись марксисты – революционной консорцией внутри общества. Просто в силу исторической логики, коллеги. Неразрешимые противоречия в обществе, следствием которых является любая революция, в нынешней России таковы, что именно правое национально-освободительное движение находится на их острие. Эти противоречия неопровержимо свидетельствуют, что надвигающаяся Русская Революция будет: а) национальной, b) социалистической. И подоплёка её этноклассовая, в отличие от предыдущей революции, являвшейся классовой в чистом виде. Вот почему именно «новые правые» и их союзники, а не «классические левые», как в прошлый раз, будут её главной движущей силой. Замечу, что в 1917 году сразу же после начала февральских событий все партии правее марксистов с политического небосклона мгновенно исчезли. Куда подевались кадеты, октябристы? А вот не стало их. Знаете, почему? Да просто по логике той революции они были абсолютно неактуальны. А значит… Элементарно никому не интересны. В этот раз всё будет несколько сложнее. Не исключены смешения политических спектров, но основа – она всё равно будет национальной и социалистической. Просто потому, что это очевидно.

Но какова же обстановка в правом движении? На первый взгляд она абсолютно безрадостная. В правом движении раскол. Давайте будем честны: фактически, единого «правого движа» больше не существует. Даже из обычных разговоров заметно, что "соратники" из разных направлений просто уже не могут выносить друг друга. И его не скрепить уже никаким суперклеем. Нельзя сказать, что вывод этот является каким-то неожиданным. Раскол этот происходил не в один день, мелкие противоречия между лидерами и идеологиями углублялись, потом обострились во время «болотной» эпопеи и вылились в эффектную точку после событий Русского Марша 2012. Происходил он достаточно драматично. Всех, кто пытался честно о нём говорить, объявляли «провокаторами», «агентами спецслужб» и вообще плохими людьми, которые своими кляузами «сеют распри» и раскалывают «священное единство правого движа». Мол, вместо того, чтобы создать единый «центр силы», перетерпеть «незначительные противоречия», они играют на руку врагу. Что ж, пенять на зеркало – не такое уж и новое занятие. Впрочем, логика тех, кто так говорил, мне ясна – она действительно проста и понятна. И это без всякого сарказма, друзья. Однако я задался двумя вопросами:
1. Возможно ли в принципе было создание этого «единого центра силы»?
2. Могло ли вообще правое движение не распасться?


Вопросы в высшей степени провокационные, не правда ли? И у многих сама их постановка вызывает истерику и крики: «Ереееесь!». И тем не менее, друзья мои, ответить на них надо. Просто для того, чтобы понять, что же на самом деле произошло. И, главное, что будет происходить дальше. Так вот я утверждаю, что раскол правого движения был абсолютно неизбежен. Более того, он продиктован объективными процессами, протекающими в ЛЮБОМ революционном движении в преддверии революции. И вывод этот я сделал, изучив прошлое. Ту самую революцию 1917 года. Но под несколько неожиданным углом. С которого её, по-моему, никто ещё не рассматривал. Просто потому, что не было надобности в подобном изучении. И, честно говоря, то, что я там увидел, похоже на нынешние процессы, как две капли воды.

Сегодня я предлагаю вам рассмотреть параллели между русскими марксистами начала 20-го века и русским национальным движением начала века 21-го. И знаете… Вы будете удивлены, друзья мои.

Сразу хочу оговориться: в сегодняшнем исследовании я постараюсь абстрагироваться от собственных взглядов на революцию и гражданскую войну и постараюсь судить те события беспристрастно, с точки зрения природы процессов, не более того. Так же, хочу определиться с некоторыми терминами. Я хочу, чтоб вы чётко понимали: при использовании терминов «национал-большевики» и «национал-анархисты», я совершенно не имею в виду сторонников Эдуарда Лимонова и представителей некоторых крайних националистических автономов, присвоивших себе эти названия. Лимонов, на мой взгляд, взял себе это наименование в целях элементарного эпатажа. Личность он творческая, сложная, но в политическом плане к большевикам он вообще никакого отношения не имеет. По мне, так он банальный троцкист с клоунскими замашками, не более того. Не зря они с Удальцовым «нашли друг друга». Я же буду иметь в виду условный политический сегмент, жёстко обусловленный рядом отличительных признаков, который те или иные силы занимают по аналогии с такими же силами образца 1917 года.



Для начала задам вам простой вопрос: в каком именно виде марксистское движение пришло к 1917 году? Не задумывались об этом? А я вам отвечу: марксистское движение было расколото. Причём расколото ТАК, как современному правому движу даже и не снилось (хотя, у него ещё всё впереди). И расколото оно было на четыре основные фракции: большевики, меньшевики, эсеры и анархисты. Причём, между ними было отнюдь не личностное противостояние, а глубочайшая идеологическая, политическая и мировоззренческая пропасть. Противоречия, переросшие в самую настоящую ненависть. И архитектура этого раскола совпадает с тем, что мы сейчас имеем в национальном движении, местами, с точностью до миллиметра.

Но об этом мы поговорим чуть позже. А сейчас давайте рассмотрим ту ситуацию в развитии. Как именно марксисты пришли к 1917 году именно в таком формате? Изначально марксистское движение представляло из себя нечто аморфное, плохо организованное, но, в то же время, относительно единое. Разница между эсерами (социалистами революционерами) и эсдеками (социал-демократами) была довольно умозрительной и не особо принципиальной. Ещё в 1900 году они, можно сказать, были единым целым. Таким своеобразным «левым движем», имевшим общую абстрактную цель: свержение проклятого режима (который тогда именовался «царизмом»).

Чёрная кошка, к тому времени, между ними уже сновала, но тогда это был, скорее, слепой котёнок. Который впервые показал зубы во время Революции 1905 года. И здесь я вижу первую серьёзную закономерность: раскол среди марксистов и раскол в рядах правого движения произошли в принципиально одинаковой обстановке – в условиях резкого обострения политической ситуации в стране. Я не сравниваю «Болото» с 1905 годом буквально. Как минимум, это было бы некорректно по целому ряду показателей. Но вот ПРИНЦИПИАЛЬНО два этих события вполне сопоставимы. И то, и другое вызвали дестабилизацию режима. И то, и другое максимально иллюстративно показали, что режим не так уж и силён и что он вполне может быть смертен. И то, и другое ясно дали понять: революция реальна и революция неизбежна.

Но тут случилось «неожиданное»: реальностью становится так же и окончательный раскол РСДРП (одной из двух основных марксистских организаций). Он приобретает не абстрактное, а конкретное значение. Кроме того, расходятся дорожки социал-демократов и эсеров. Я не удивлюсь, если тогда тоже звучали призывы к «сохранению единства перед лицом…» и так далее. Но почему их не услышали? Да потому, что в момент обострения ситуации перед любым сколь-нибудь ответственным революционным деятелем ребром встаёт банальнейший вопрос: А ЧТО ДАЛЬШЕ? Что будет после революции? КАКОЙ мы будем отстраивать страну после того, как свергнем проклятый режим?

И вот здесь начинается самое интересное.

Различные фракции внутри революционного движения вдруг осознают, что противоречия, ранее существовавшие между ними всего лишь на уровне скучноватых споров, обретают плоть. И выясняется, что будущее страны они видят не просто разным, а ПРИНЦИПИАЛЬНО разным. Причём, игнорировать это уже нельзя, потому, что шутки кончились. Программные установки перестают быть теорией. Наступает осознание ответственности. Ну, по крайней мере, у тех, кто действительно настроен серьёзно.

Те же, кто в такой ситуации призывают к «единству любой ценой» по принципу сборной солянки, начинают вызывать раздражение, так как становится ясно, что за этими призывами стоит либо дремучая глупость, либо лукавство. И это ещё мягко говоря. Потому, что даже такая «сборная солянка» нуждается в ответе на простой вопрос: на каком основании объединяемся? Она нуждается хотя бы в базовом идеологическом наборе, а заклинания, типа «За всё хорошее против всего плохого!» и «Давайте свергнем, а там посмотрим!» на эту роль не подходят критически. Сразу же начинаются разговоры: «Ну-ка, ну-ка, с этого места, пожалуйста, поподробней. Куда именно посмотрим и, главное, кто именно будет «посмотреть»?». На что обычно предлагающий заявляет себя в этой роли, так как он, ясное дело, «правее» остальных. И идеи у него самые-самые, а все прочие должны с этим согласиться, иначе они «предатели общего дела». Само собой разумеется, что на этой оптимистичной ноте дальнейший диалог обрывается. Вообще этот процесс всегда протекает довольно драматично. У людей воспаляются фюрерские комплексы. Из их нутра начинают изливаться такие фекальные массы, каких за ними ни то, что раньше не замечали, а даже и представить себе не могли. Друзья становятся врагами. В ход начинают идти самые грязные методы: клевета, шантаж, предательство. И это, к сожалению, только пролог.

А ведь идеология – это только один из аспектов. Есть ещё взгляды на стратегию и тактику дальнейших действий, мнение о подборе союзников, взгляды на источники финансирования, на то, что допустимо и недопустимо. Личные амбиции, в конце концов. Всё это в итоге накапливается в весьма серьёзную критическую массу, способную некогда единое движение не просто расколоть, а разорвать. Более того, если ранее движение было аморфным, то теперь в его недрах начинают выкристаллизовываться и аккумулироваться уже более организованные центры притяжения (идеологические и прочие), дальнейшее же более напоминает деление живой клетки.

Так было не только в России. Так было и во Франции. Так было и в Китае. Так было везде, где происходил генезис революционного движения. Потому, что подобный раскол – это объективная неизбежность. По вполне определённым причинам. По сути, это даже не раскол. Это распад. Так действительно делится живая клетка и помешать этому нельзя. Нет, конечно, можно попытаться насильственно спрессовать всё обратно в единую массу. Но только это будет не более чем сгусток протоплазмы. Абсолютно мёртвый, к тому же.

Однако распад этот происходит отнюдь не в произвольном порядке. Он тоже подчиняется определённым общим закономерностям. Детали здесь могут разниться очень сильно, но принципиальная основа одна. И если, опять же, проводить параллели между тогдашними марксистами и нынешним национально-освободительным движением, то основа эта просматривается очень чётко. Потому, что деление это тогда и сейчас происходит по одним и тем же принципиальным швам.

Вот теперь мы и дошли до главного. Далее я предлагаю вам провести разбор глубинных, мировоззренческих различий между тогдашними революционными фракциями. Подчёркиваю: я не буду анализировать внешние различия и даже не особо намерен трогать идеологию. Потому, что здесь они не имеют никакого значения. Уясним сразу: марксисты 1917 года поделились не на партии, а на магистральные политические направления. Которые являются общими для любого революционного движения в России. А может и не только в России, но мы сегодня рассматриваем именно её. После чего мы проведём прямые параллели и прямое сравнение тех фракций с нынешними.

Итак.


I. БОЛЬШЕВИКИ.

А если точнее - ВКП(б).


И.В.Сталин, В.И.Ленин, М.И.Калинин - лидеры ВКП(б).

Абстрагируемся от их идеологии и нашего взгляда на историю. Если не отвлекаться на эти детали (чего я в данном исследовании делать категорически не хочу), то основными характеристиками большевиков, как революционной фракции, были следующие:

1. Большевики были государственниками. Они с самого начала взяли курс на построение единого и сильного «государства рабочих и крестьян». Причём, государства ярко выраженного имперского типа. Они были абсолютно непримиримы ко всем проявлениям сепаратизма, всячески его искореняли и выжигали, выступая за территориальную целостность. К созданию национально-территориального деления это отношения не имеет. И, кстати говоря, основная заслуга во введении такой административной модели принадлежит даже не им. Это, скорее, последствие деятельности их «коллег» эсеров и меньшевиков. Впрочем, это отдельная история.
2. Большевики отличались идеологической принципиальностью. Никакого отступления от коммунистической идеологии (являвшейся тогдашней революционной идеей), никакой торговли принципами они не допускали. Идеалы той революции соблюдались ими неукоснительно. Правы они были или нет, хороша или плоха была их идеология – сейчас это не важно. ОНИ ЕЙ НЕ ИЗМЕНЯЛИ. Вот что сейчас имеет значение.
3. Большевики были щепетильны. Они не шли ни на какие принципиальные альянсы с «классовым врагом» (то бишь с тем, против кого была та революция). Даже мелкие ситуационные союзы (имевшие место в период между февралём и октябрём) Ленин заключал с ним только с целью жёстко и цинично его, врага, использовать. Если бы Ленину кто-нибудь предложил «посидеть на коленках» у Керенского, я даже боюсь себе представить реакцию.

В итоге всего перечисленного их можно было бы назвать «революционными фундаменталистами». Не самое плохое амплуа, кстати. Может сложиться впечатление, что я им симпатизирую. Ну, что ж, отчасти может оно и так. Но это не значит, что я вдруг резко возлюбил красных. Отнюдь. В том конфликте я был и буду на стороне белых. Здесь дело в другом. Белые ведь проиграли и это факт. А, изучив вопрос подробней, я пришёл к выводу, что из всего ассортимента тогдашних красных фракций большевики были отнюдь не самым худшим вариантом. Хотя бы даже потому, что победи не они, а эсеры с меньшевиками, у нас бы сейчас просто не было страны. Про анархистов вообще молчу. Впрочем, об этом поговорим чуть ниже.

Ну, а кто же сейчас, в нынешнем национально-освободительном движении, занимает этот условный политический сегмент?

Условно я назову их: НАЦИОНАЛ-БОЛЬШЕВИКИ.

Если руководствоваться критериями, изложенными выше, то можно выделить следующие аналогичные признаки:
- сильное государство (русская нео-имперская идея);
- территориальная целостность;
- непримиримость к правящему классу-паразиту и стремление к его полному искоренению;
- отрицание альянсов с врагом (как с кремлёвской, так и с болотно-либеральной его частью);
- курс на полную смену общественно-политической формации.

По этим признакам к ним, вне всякого сомнения можно отнести консервативных национал-социалистов, национал-патриотов (включая и «советских»), национал-монархистов и даже национал-сталинистов. В персональном плане это НОМП (Квачков), «Великая Россия» (Савельев), НСР (Бабушкин, Сотников) и другие организации аналогичного свойства. Внешние идеологические оболочки у них могут очень здорово друг от друга отличаться, но базовые ценности одни и те же, что в перспективе (не такой уж и далёкой) приведёт их к весьма тесному альянсу. Процесс создания новых центров силы запущен и его не остановить.

II. МЕНЬШЕВИКИ.

Или же РСДРП.


Лидеры меньшевиков П.Аксельрод, Ю.Мартов и А.Мартынов в Стокгольме (16 мая 1917 года).

Так же, как и большевики, они являлись социал-демократами. И, теоретически, принадлежали с ними к одному идеологическому движению (не говоря уже о том, что ранее были членами одной партии). Но это только теоретически. Для них были характерны следующие признаки:

1. Выступали за коалицию с классовым врагом. Особенно ярко это проявилось во время Революции 1905 года, когда меньшевики заявили о необходимости союза с либеральной буржуазией «во имя свержения проклятого режима». Весьма интересный и, главное, очень характерный момент, вам так не кажется? Тем более что именно на почве этого у них и произошёл окончательный разрыв с большевиками. Потом, уже во время гражданской войны, меньшевики не гнушались не только сотрудничеством с белыми (которые для тогдашнего революционного движения были врагом), но даже и с силами иностранных интервентов. У них не было по этому поводу моральных мучений – всё это они считали допустимым.
2. Не считали территориальную целостность Империи особой ценностью. Нет, они, конечно, не шли так далеко, как эсеры (о которых мы ещё поговорим), но при этом были не против отделения некоторых регионов. Как вы думаете, каких? Кавказа, коллеги. И не случайно именно Кавказ, в основном, и дал меньшевикам основное количество голосов на выборах в Учредительное собрание. Кстати, они тогда Кавказ не обманули – сепаратистские правительства Закавказья были в основном меньшевистскими. Ярчайший пример – грузинское правительство Ноя Жордании (партийный псевдоним «Костров»).
3. Выступали против тотальной национализации имущества правящего класса. Что и было закреплено в программных документах РСДРП, принятых на конференции 1906 года. Без комментариев, друзья.

Иными словами, меньшевики революцию, конечно, хотели, но менять правящую систему не собирались, а выступали лишь за перераспределение сил внутри неё. Это так же подтверждается тем фактом, что они в итоге стали сторонниками «легального марксизма» (добивались права избираться в представительные органы тогдашнего правящего режима, а не его свержения) и даже отвергли постулат о диктатуре пролетариата. До самого 1917 года по своему влиянию в революционном движении они отнюдь не уступали большевикам. Скажем так, их позиция отличалась «большей гибкостью» и меньшим «чистоплюйством» в вопросах о том, что допустимо, а что нет. За счёт этого они легче находили себе союзников, в том числе и среди врагов. Однако всё это очень быстро изменилось, когда революционная волна 1917-го вынесла разногласия внутри «левого движа» на суд широких народных масс, сделав их частью общенационального политического процесса. Вот тут-то и выяснилось, что моральная немощь и уязвимость их позиции была очевидна всем, кроме них самих. Как оказалось, симпатии простого народа всё же на стороне «чистоплюев». Что и подтвердили результаты выборов в Учредительное Собрание, принесшие им жалкие 2,1% голосов. 15 мест – это даже меньше, чем у кадетов. И то верно: кому они были нужны, такие «гибкие»?

И совершенно аналогичный процесс как раз сейчас происходит в революционном движении нынешнего призыва.

Прошу любить и жаловать: НАЦИОНАЛ-МЕНЬШЕВИКИ.

Если те, тогдашние большевики и меньшевики являлись социал-демократами, то нынешние точно так же являются выходцами из одного и того же политического направления: в основном они национал-социалисты. И те, и другие. Но уже сейчас, на первой стадии разделения понятно, что это очень разные национал-социалисты.

В соответствии с изложенными выше критериями, признаки национал-меньшевизма таковы:
- политическая беспринципность (готовность к альянсам противоестественного свойства);
- скрытый курс на сделку с классом-паразитом (к примеру, явная нечёткость позиции по пересмотру итогов приватизации);
- фактическое нежелание радикальной смены общественного строя (они не желают уничтожения капитализма, а, скорее, хотят его модернизации);
- не особая принципиальность в вопросах территориальной целостности (лозунги об отделении Кавказа, явные или скрытые).

Справедливости ради замечу, что полный набор этих признаков присутствует пока не у всех из них. Что тут скажешь? Процесс размежевания ведь только начался. Но в итоге, устаканится оно именно на этом. По крайней мере, именно к этому они идут (если уже не пришли). Национал-меньшевиками, вне всякого сомнения, являются: ЭПО «Русские» (Дёмушкин, Белов, Басманов) и РОС (Бабурин, Мироновы). Ну, и ещё ряд мелких организаций того же характера. Остаётся только дивиться тому, насколько их эволюция совпадает с аналогичным процессом столетней давности. Особенно после Болота.



Часть 2: http://haile-rastafari.livejournal.com/79538.html










Группа "В контакте"   -   http://vk.com/russkoe_gosudarstvo
Группа на "facebook"  -   http://www.facebook.com/groups/RussRevo/

Follow rusparabellum on Twitter
Tags: РУБИКОН
Subscribe

  • ОБ АКТУАЛЬНОСТИ РУССКОГО НАЦИОНАЛИЗМА

    Недавно на одном из форумов мне был задан вопрос о том, существует ли ещё русский национализм, как сила, и не мёртв ли он в принципе. Вопрос весьма…

  • Убийство русского национализма

    Каждому явлению свойственны свои признаки. Свой набор характеристик, которые его определяют, свой набор рамок, в которых оно существует, и свой набор…

  • Прощай, диаспора

    Отвод войск, проанонсированный министром обороны Шойгу, довольно ярко и недвусмысленно дал понять, что угроза эскалации войны на самом болезненном…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 379 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

  • ОБ АКТУАЛЬНОСТИ РУССКОГО НАЦИОНАЛИЗМА

    Недавно на одном из форумов мне был задан вопрос о том, существует ли ещё русский национализм, как сила, и не мёртв ли он в принципе. Вопрос весьма…

  • Убийство русского национализма

    Каждому явлению свойственны свои признаки. Свой набор характеристик, которые его определяют, свой набор рамок, в которых оно существует, и свой набор…

  • Прощай, диаспора

    Отвод войск, проанонсированный министром обороны Шойгу, довольно ярко и недвусмысленно дал понять, что угроза эскалации войны на самом болезненном…