Павел Кухмиров (haile_rastafari) wrote,
Павел Кухмиров
haile_rastafari

Category:

РУССКИЙ ОСТРОВ. Идеология Русской Весны (часть 2)

Начало текста: http://haile-rastafari.livejournal.com/99911.html



IV. ПРАВОСЛАВИЕ

Начало событий на русском Донбассе было обусловлено ещё одним серьёзным фактором: оно сопровождалось мощнейшим всплеском религиозности. Понятие «духовность» вдруг мгновенно перестало быть абстрактным и начало так же становиться материальной силой. Причины у этого, в общем, те же самые. Повторимся: народ пережил 25 лет кошмара. И это был не только кошмар несправедливости, но и кошмар бездуховности. Полной. Тотальной. И следующее, чего он захотел – возврата к собственным духовным основам. А они всегда заложены в религии, которую народ исповедует, и в религиозной традиции, которой он живёт. Это прошито в его культурном ядре. Это можно извлечь только вместе с душой. И это мгновенно вышло наружу. У многих приезжавших в Республику в тот период самым первым впечатлением о революционном Донбассе была накалённая религиозность людей, которая просто бросилась в глаза сразу же после пересечения границы. И всё было искренне. И всё было серьёзней некуда. Начавшаяся в Республике тогда стихийная кампания по закрытию ночных клубов, борделей, настоящий погром наркоторговли и пришлых иностранных сект – всё это было тому ярчайшим подтверждением. Этот подъём оказался так велик, что потрясена была даже Церковь. Она банально этого не ожидала и оказалась не готова. Впрочем, за это её можно простить: готов не был никто.

Вообще, упрёки, звучащие в адрес Православной Церкви Донбасса о том, что она не достаточно участвует в жизни воюющего народа, мягко говоря, не вполне справедливы. Церковь только восстанавливает здесь свои позиции, фактически, заново проводя катехизацию народа. Ещё пару десятилетий назад на весь многомиллионный Донбасс было менее десятка священников. Разумеется, на момент написания этого текста ситуация лучше, но по-прежнему далека от желательной. Тем не менее, за время войны не закрылся ни один приход (даже в разбомбленных храмах), ни один священник не уехал, бросив паству, все до одного храмы (особенно в районах и в местах, близких к фронту) стали настоящими центрами помощи населению, полюсами, вокруг которых собирались люди. Православная Церковь все эти страшные месяцы была со своим народом, чем заслужила его глубочайшее уважение. Православие не на словах, а на деле стало одной из мощнейших опор Русской Весны и так же занимает ключевое место в её идеологии.

Оговоримся, что другие традиционные конфессии, представленные на Донбассе, так же внесли свою лепту. И так же стали духовным стержнем в тех группах населения, которые к ним принадлежат. Мирное сосуществование русского Православия с ними не должно быть поставлено под сомнение ни кем и никогда. Но и ключевая роль Православия в духовной сфере Новороссии так же не должна ставиться под сомнение.

На этом фоне идеологический процесс в данном вопросе должен происходить по трём основным направлениям:
- помощь Церкви;
- борьба с духовной агрессией;
- выстраивание жизни общества в соответствии с духовным содержанием веры.

Помощь Православной церкви необходима. И речь идёт не о банальном финансировании, а о полномасштабном сотрудничестве Республики и Церкви в вопросах катехизации населения, работы с человеком и обществом. Необходимо расширение и поощрение миссионерской работы Православной Церкви во всех стратах общества, включая армию. Тема религии и духовности должна быть представлена во всех отраслях государственной информационной политики, включая военную пропаганду, которая должна сводиться не только к милитаризму, но и к духовному содержанию происходящего (опорной идеей должно стать то, что мы воюем не только за Родину, но ещё и за свою веру). Телевидение, интернет, печатные средства информации и наглядная агитация – всё должно содержать эту смысловую нагрузку в той степени, в какой она продиктована необходимостью. Необходимо создание богословских и миссионерских школ. Необходимы образовательные и воспитательные программы для детей и молодёжи. А, главное: создание инфраструктуры. Восстановление разрушенных храмов и строительство новых (разумеется, тогда, когда воюющий Донбасс сможет это себе позволить). Несколько лет назад Патриархом в Москве было сказано, что мы сейчас переживаем новое Крещение Руси. Для Донбасса, как для очень важной части русского пространства, это актуальнее, чем, возможно, для всех остальных.

Борьба с духовной агрессией – вопрос далеко не праздный и далеко не академический. Ослабление и слом традиционного Православия на русском пространстве – одна из самых приоритетных задач врага. Не менее приоритетная, чем десакрализация Великой Победы. И на территории бывшего государства «украина» такие программы осуществлялись врагом активней всего. До начала революции Донбасс, как и вся остальная территория бывшей УССР, являлся настоящим заповедником сект самого разнообразного вида и направленности. Сама эта направленность не имела значения. Ещё сто лет назад иезуитами был сформулирован принцип, согласно которому не важно, чем именно будет расшатываться Православие, важен только результат. Политика духовной агрессии против нас проводилась, проводится и будет проводиться дальше – это надо осознать, принять и действовать в соответствии с ситуацией. А действие может быть только одно: разделение конфессий на традиционные религии и секты, с последующим полным устранением последних – изгнанием и запретом на возвращение в дальнейшем. Деятельность иностранных религиозных сект на нашей территории должна быть криминализована, а их прозелитизм должен стать составом преступления. И необходимость этого продиктована не только защитой духовного пространства, но и национальной безопасностью Республики. Не секрет, что 100% данных сект напрямую управляется из-за рубежа (а большинство и вовсе из-за океана). На майдане они уже показали, что являются, фактически, прекрасно организованной живой силой, пехотой врага, которую он может использовать в любой момент. После начала войны они совершенно очевидным образом показали себя и на территории Народных Республик. Их изгнание было не только духовным актом, но и государственной необходимостью: почти все они стали вести себя, как филиал разведки врага – собирали информацию, хранили оружие, помогали диверсионным группам противника. Эта деятельность была пресечена с максимальной жёсткостью. Но сейчас они начали активно возвращаться. Допустить этого нельзя. Однако есть дополнительный, но очень важный аспект в этом вопросе. Часть неканонических религиозных сообществ протестантского типа не захотела предавать Донбасс и осталась верной Республике и её людям. Это была очень малая часть: 5-10%, не более. Но она была и есть. И эти общины должны быть защищены. Их необходимо выделить отдельным законом. Персонально. В качестве особого исключения. Они – достойные люди и патриоты. Они не должны пострадать «за компанию». Когда у нас рубят лес – часто летит слишком много щепок. Справедливо будет минимизировать их количество.

Третье направление, пожалуй, самое важное. Духовные основы общества недостаточно декларировать. По ним надо выстраивать жизнь этого общества. Прошедшая кампания по закрытию ночных клубов и борделей закончилась, а всё закрытое начало открываться снова. Если из кампаний это не перерастёт в государственную политику – то грош цена любой пропаганде. Та же ситуация и с наркоторговлей. В первые полгода Русской Весны её практически выжгли калёным железом. Жесточайшими, бескомпромиссными методами. Но она начала возвращаться. И вернётся в полном объёме. Если за неё не взяться по-настоящему принципиально. То же самое необходимо делать и в других проблемных секторах общественной жизни. Делать, а не говорить. Показывать на деле, а не на словах, что мы не только призываем людей к духовным основам, но и сами живём по ним. В противном случае всякое идеологическое действие потеряет смысл. Самая разрушительная вещь для любой идеологии – это лицемерие. Не удивительно, что в одной из мировых религий оно включено в их аналог списка смертных грехов.


V. КОЛЛЕКТИВИЗМ

Тем, что проявилось в полной мере уже в ходе революции, было стремление народа к возрождению коллективизма – того, чем всегда традиционно отличался русский народ. Философия крайнего индивидуализма, воспетая Карлом Поппером и навязываемая нам в минувшие четверть века вместе со всеми прочими, не менее замечательными либеральными ценностями, народом принята не была. К сожалению, искусственная атомизация нашего общества зашла очень далеко и преодолевать её последствия необходимо всеобщими усилиями. Тем более что это тоже совсем не абстрактный вопрос: восстановление коллективизма – решающее условие восстановления традиционного общества с традиционными ценностями. То есть того, к чему, по сути, и стремится та идея, что начала Русскую Весну.

Коллективное начало в русском народе весьма сильно, даже не смотря на тот постмодернистский удар, который был по нему нанесён. Рано или поздно оно восстановится и на общественном уровне, хотя бы даже если просто не мешать. Но процесс восстановления будет слишком долгим и формы, в какие он может вылиться, совершенно непредсказуемы. Отсутствие предсказуемости в таком вопросе означает невозможность прогнозирования и проектирования. Чего в нашей нынешней ситуации позволять себе просто нельзя. Равно, как и большую затяжку по времени. Вывод здесь очевиден: восстановление коллективистской ментальности в обществе – идеологическая задача из числа особо приоритетных. И находится она на самом стыке идеологии и государственного строительства. Потому, что саму структуру государства необходимо отстраивать именно исходя из этого. Необходимо отстраивание модели государственного и политического устройства, которая наиболее полно обеспечивала бы реализацию тех идей, которые принесла весна 2014 года. Ведь бесполезно приучать людей к коллективизму, не приучая их к ответственности.

Как минимум, это влечёт за собой отказ от системы т.н. «западной демократии». Она просто не в состоянии реализовать то, что необходимо реализовать. Она не рассчитана на коллективистски ориентированное общество. По одной простой причине: она выстроена на принципе «проголосовали и забыли на несколько лет». Это развивает у народа безответственность и инфантильность и, по сути, делает его не способным поддерживать идейные основы общества самостоятельно. Но главная, неразрешимая проблема западной модели в том, что концепция «прав человека» в ней абсолютизирована. В её рамках права одного индивида становятся приоритетней прав всего общества. Что ведёт к полному разрушению общественной ткани. Что отражается и на структуре государственного устройства. Для нашего общества такое совершенно неприемлемо.

С нашей точки зрения необходим постоянно действующий механизм, обеспечивающий реальное участие общества в управлении государством. Механизм, основанный на том самом коллективизме. Сознательно не будем использовать затасканное слово «соборность». Хотя, оно сюда подходит лучше всего. На мой взгляд, наиболее близка к этому была система советов, действовавшая в Советской России в первое десятилетие её существования. Она представляла из себя единый вертикально и горизонтально интегрированный механизм прямого народовластия. Через который общество действительно имело возможность не просто управлять государством – оно само являлось государством. Первичным субъектом власти в таком обществе должна являться местная коммуна. Которой должны быть отданы максимальные полномочия по самоуправлению, вплоть до правоохранительных функций (система шерифов, избираемых населением, здесь была бы весьма кстати, а старых участковых инспекторов вполне можно переориентировать на иные функции – им может быть отведена роль «законников» при шерифах, осуществляющих надзор за их деятельностью с этой точки зрения). И с опорой на эту коммуну должна выстраиваться вся властная пирамида. Как, собственно, и происходило в России в первые годы советской власти. Грубо говоря: можно подкупить 450 депутатов государственной думы – а как ты подкупишь весь народ? Да никак. Очень похожая система существовала в Ливии при Каддафи. И показывала блестящие результаты. По нашему мнению, именно государственная модель такого плана может наиболее полно обеспечить реализацию того, ради чего наш народ взялся за оружие.

Кроме того, имеет смысл сохранить систему постоянно действующего народного ополчения, как костяка гражданского общества: ты защищаешь Родину – ты управляешь страной. Первичные структурные единицы ополчения так же можно привязать к местным коммунам, что тем более послужит усилению чувства ответственности, а так же коллективному сплочению и общественному слаживанию народа.

Может быть разработан и применён ещё целый комплекс мер той же направленности, но основная цель здесь одна и ей подчинено всё: создание крепкой общины, как основы общества. Того, что во всех языках Ближнего Востока называется словом «махаля». А мы условно именуем «коммуной». Именно такое общество является устойчивым к внешнему воздействию. Именно такое общество обладает мощными внутренними механизмами саморегулирования и самовосстановления. Именно такое общество максимально быстро мобилизуется для исполнения любых задач.

И именно его строительство является реализацией идей коллективизма, поднятых на поверхность восстанием народного духа 1 марта 2014 года.



Таковы основы идеологии Русской Весны. Их можно разделить на две неравные части. Первая – это то, что озвучено в самом начале. В первом пункте. Национальное Воссоединение – это именно то, что послужило главной причиной русского восстания и революции 1 марта. А все остальные пункты – это нечто более глубинное. Это, по сути, краткое описание нашего культурного, цивилизационного и духовного кода. И весной 2014 года сам этот код восстал. Он поднялся на борьбу вместе с народом, хранящим его в своей душе.

Маленький русский остров Донбасс способен выдержать любые штормы. Но, что бы ни происходило, надо помнить: он никогда не был и не будет сам по себе. Излишне говорить, что если он падёт, то весь Русский Мир окажется под его руинами. Но прежде всего он – часть великого русского континента, на соединение с которым его толкают тектонические процессы истории. Наш народ должен воссоединиться. Наша Родина должна воссоединиться. Мы обязаны восстановить то, что долгие века созидали наши предки. Это наш долг. И мы обязаны сделать то, чего он от нас требует.



(с) Павел Раста (позывной "Шекспир").




Скачать текст в электронном виде: https://dl.dropboxusercontent.com/u/82497121/RUSSKIY_OCTROV.doc









Группа "В контакте"   -   http://vk.com/russkoe_gosudarstvo
Группа на "facebook"  -   http://www.facebook.com/groups/RussRevo/
Инстаграм  - https://instagram.com/shakespeare1976/


Follow rusparabellum on Twitter
Tags: Донбасс, МФНЖ, Новороссия
Subscribe
  • 1 comment
  • 1 comment

Comments for this post were locked by the author