Tags: Великая Победа

Я

Патриотические потуги

Во времена реформации в Европе во французском королевстве вдруг возникла серьёзная проблема: новоявленные протестанты начали в довольно похабной форме издеваться над религиозными догматами католиков. В частности речь шла о непорочном зачатии Девы Марии. Довольно неоднозначный догмат, не разделяемый в Православии, но для католиков он, тем не менее, имеет сакральное значение. И вот по этому поводу католики обратились к Папе: как нам реагировать, спросили они. Уместно ли в таких случаях вступать в дискуссию? Призывать к порядку? Вести богословский диспут? На что получили краткий и лаконичный ответ: обнажайте шпаги. Что они и начали делать в массовом порядке. Ибо это единственный возможный способ защиты сакрального. Какое бы оно ни было, но если на него посягают — то кто это делает, должен отвечать. Это железный принцип. И его несоблюдение приводит к десакрализации сакрального. Опять же: любого.



В наше прекрасное время в нашей скрепной стране государство не даёт гражданам защищать свою сакральность своими силами. Оно их за это сажает в тюрьму. Но, коли так, оно само должно выполнять эту функцию, причём, однозначным образом. Или нет?

...Только что наша Родина (и мы вместе с ней) в очередной раз отпраздновала главный праздник нашего народа: День Победы. Более сакральной даты в нашем светском календаре просто нет. Именно на этом дне базируется и наше самоопределение, как нации, и предельные основания нашей страны, как таковой. Память о подвиге великих предков — это и есть то самое сакральное, что делает нас единым народом и без чего наше общество просто распадётся на атомы. И вот накануне этого дня произошло некое событие, вызвавшее очередной приступ массового возмущения. Говорю это, не скрывая сарказма. Но не потому, что возмущение это как-то не обосновано. Как раз наоборот. Просто оное событие уже не первое. И даже не самое вопиющее из числа аналогичных. Тем не менее, поговорить о нём имеет смысл, так как оно при этом вполне симптоматично. Речь идёт о выходке г-на Шендеровича — известного любителя матрасов и чебуреков, которого определённая часть нашего общества считает кем-то имеющим весомое мнение.Collapse )








Канал автора в Telegram: http://t.me/RastaPavel
Блог автора на "КОНТе" - https://el-pablo.cont.ws/
Группа "В контакте"   -   http://vk.com/russkoe_gosudarstvo
Группа на "facebook"  -   http://www.facebook.com/groups/RussRevo/
Инстаграм  - https://instagram.com/shakespeare1976/




Так всё-таки, что Иегова думает о безголовых мутантах?
pic#Победа

Мой дед Анатолий Романович.

С днём Великой Победы.

Вспомним предков. Мой дед Кухмиров Анатолий Романович начал воевать на озере Хасан, а закончил под Кенигсбергом. Прошёл от ефрейтора до майора. Победу встретил в военном госпитале. 2-й Белорусский фронт маршала Рокоссовского. Великий воин. Для меня - главный эпический герой. Настоящий русский богатырь.
Бабушке повезло - она дождалась.
Сегодня традиционно делаю перепост моей статьи о нём, написанной вот уже 12 лет назад. Я помню. Я горжусь.

Оригинал взят у haile_rastafari в Мой дед Анатолий Романович.




«...Так убей фашиста, чтоб он,
А не ты на земле лежал,
Не в твоем дому чтобы стон,
А в его по мертвым стоял.
Так хотел он, его вина,—
Пусть горит его дом, а не твой,
И пускай не твоя жена,
А его пусть будет вдовой.
Пусть исплачется не твоя,
А его родившая мать,
Не твоя, а его семья
Понапрасну пусть будет ждать.
Так убей же хоть одного!
Так убей же его скорей!
Сколько раз увидишь его,
Столько раз его и убей» (с).

/Константин Симонов,

«Если дорог тебе твой дом…»/

Здравствуйте, коллеги. Солнечный Ростов поздравляет вас с наступающим Днём Победы.

Я очень долго думал о том, какими словами начать сегодняшний креатив. Да честно говоря, я и до сей поры этого не знаю. Как и какими словами можно вообще выразить то, что все мы чувствуем в этот день? Святой день. Без всякого пафоса и преувеличения. Что вообще мы, ныне живущие, можем сказать? А ничего. Мы можем только поблагодарить. И выразить своё уважение.

У мудрых древних китайцев есть пословица: «За всё, что ты имеешь, благодари предков» (с). Пожалуй, лучше и не скажешь. Именно это я и предлагаю сделать всем вам – тем, кто читает это крео. Расскажите о своих предках в комментариях. О дедах, о прадедах, об отцах. О тех, кто воевал и отстоял нашу Родину и нас самих, на тот момент ещё не родившихся на свет. И не скупитесь на слова. Сегодня ИХ день. И они заслужили того, чтобы их помнили и о них говорили. Мы дети и внуки героев. Давайте гордиться этим.

Каждый из них – достойный человек. Каждый из них заслуживает того, чтобы о нём написали статью или книгу. Потому, что то, через что им пришлось пройти ради нас с вами – ад на земле.

Сегодня я не буду писать ни о политике, ни об экономике, ни о дружбе народов. Сегодня всё это далеко на втором плане. Сегодня я буду писать про своего деда. Да, именно про него. Сегодня я «воспользуюсь служебным положением». Не потому, что я ставлю его выше других дедов и отцов, точно так же как и он ливших кровь за Родину. Совсем нет: и к ним тоже моё уважение безгранично. Просто для меня он особенный. Потому, что он мой дед, и он воевал. А значит я должен ему лично. Это мой личный долг. А долги надо платить.

Вот мой рассказ. Слушайте, коли интересно.

Итак…

Мой дед Анатолий Романович родился 15 января 1915 года.


Отец моего отца
Мой дед Анатолий Романович.

Я никогда не видел его – дед умер за шесть лет до моего рождения, совсем чуть-чуть не дожив до своего 55-летия. Вот ведь парадокс: он прошёл войну от первого до последнего дня и за всё это время получил только одно лёгкое ранение и нетяжёлую контузию, а умер потому, что попал не к тем врачам. Хотя, тут тоже не всё ясно. Лично я подозреваю, что одной из причин его смерти стало диагноз, который в те времена по определению не мог быть поставлен – лучевая болезнь. Почему я так считаю, скажу позже. Всё, что я знаю про деда, я знаю со слов отца и бабушки, а ещё из того немногого, что смог выяснить и додумать сам. Вот это вам и расскажу.

Генералом дед не стал, хоть и был профессиональным военным очень долго. Тому было несколько причин. И одна из главных, на мой взгляд, состоит в том, что дед был на четверть немцем. Более того, юность свою он провёл у родственников в немецкой колонии. Почему у них? А дело в том, что юность деда пришлась на голодомор. Тот самый. Который, вопреки утверждению некоторых деятелей, был отнюдь не только на Украине. И деда отправили жить к родственникам. А немцы всегда были зажиточны. Даже в такие смутные времена. Отец как-то сказал, что первую половину жизни дед даже думал по-немецки. Ну, и о каком бурном карьерном росте могла идти речь? Деду наоборот приходилось это скрывать и сторониться тех мест, где его родословную могли проверить излишне тщательно. Тогда многие так жили. Причины называть не буду – они очевидны.

Апрель 1941 года. Офицерская учебка в Ярославле. Дед готовится бить врага на его территории.
Апрель 1941 года. Офицерская учебка в Ярославле. Дед готовится бить врага на его территории.

Воевать дед начал задолго до гитлеровского вторжения. В августе 1938 года на озере Хасан. Начал (страшно сказать) кавалеристом. Тогда он был ефрейтор. Слегка за 20 лет. Молодой парень. И сразу попал в такое. Скажу, что ситуация там была из серии «врагу не пожелаешь». Благодаря «гениальности» маршала Блюхера и его штаба мы тогда чуть не потеряли Дальний Восток. Спас нас массовый героизм солдат и фатальное невезение врага. Тогда же дед и получил своё единственное лёгкое ранение. Вообще, тогда ему дико повезло: их полевой лагерь японцы накрыли миномётным огнём прямо среди ночи, когда все спали. Вот я иногда пытаюсь представить себя на месте тех людей и, честно говоря, фантазии моей на это не хватает. Вот прикиньте: спите вы ночью, и тут… Вы, спросонья, совершенно очумелый, выскакиваете из палатки, кругом взрывы, осколки свистят, вы не знаете, куда стрелять… Жесть, иными словами. Ни одному «гению трэша» такое и в страшном сне не приснится. Вот в этот момент дед и получил осколочное ранение в кисть руки. Там потом всю жизнь шишка была.

Я подробностей не знаю, но могу предположить, что в ходе битвы за Хасан дед отличился, потому, что после этого карьера его всё же пошла в гору. Через некоторое время деда отозвали с Дальнего Востока и направили в Ярославль учиться на офицера. Именно там, уже в звании лейтенанта, дед и встретил тот день. 22 июня 1941 года.


Их сразу отправили на фронт. В самое пекло: под Ленинград. Несколько месяцев дед бился в окопах. А потом произошло то, что он вспоминал до конца жизни. Внезапно его, к тому моменту уже боевого офицера, отзывают с фронта. И назначают работать на продовольственный склад, мотивируя это тем, что ещё до армии дед заканчивал какое-то реальное училище, а им как раз нужен человек с подобными навыками. Я не знаю, с какими именно словами дед подчинился такому странному приказу. И дело даже не в том, что ему это назначение было до жути обидно. Дело было в другом. В том, о чём историки до сих пор говорят с большой неохотой: в армии тогда был голод. В первые месяцы войны коммуникации, разрушенные немецкими бомбардировками и дезорганизованные «умелым руководством», просто перестали существовать. Их наладили чуть позже. А в тот момент дед прибыл с передовой, где людей кормили раз в двое суток. И попал на продовольственный склад… И это было гораздо хуже артобстрелов. Снова попытайтесь себе представить: ГОЛОДНЫЙ человек попадает туда, где полки ЛОМЯТСЯ едой. Причём, такой, какой он в жизни не видел. Он рассказывал отцу, что там реально было всё. А человек хочет есть. Те, кто пережил голод, говорят, что этому первобытному чувству противиться невозможно – рано или поздно ты просто сходишь с ума. И рука сама тянется к этим полкам. И мозг затуманивается… А взять нельзя. Потому, что если возьмёшь – ты возьмёшь это у тех, кто на фронте. У тех, с кем ты ещё вчера гнил в окопах. И он не брал. И это внутреннее противоречие было невыносимо. Дед смотрел на эти полки и терял сознание. Падал в голодные обмороки. Он рассказывал, что ему почему-то запомнились огромные головы сыра. Всё остальное в памяти как будто размыто. А этот сыр ему потом снился в кошмарах до самой смерти. Говорил, что смотрел на эти головы, и ноги подкашивались… Блин! «Гвозди бы делать из этих людей» (с).


1941-1946. Вот так за пять лет меняются люди.

Вот так он проработал там дня три. А на четвёртый к нему подошли и сказали: «Знаешь, а ведь мы за тобой всё это время наблюдали. Тебя специально отозвали с передовой, потому, что тебя хорошо характеризовали. Мы видели, что ты голодный. Мы видели, как тебе хреново. И мы запустили тебя на этот склад, полный жратвы. А ты не взял ни крошки. Ты – человек. Хочешь работать в разведке?». Вот так мой дед стал фронтовым разведчиком.



Бабушке повезло. Она дождалась.


Я не буду говорить о том, что дед делал в этом статусе. Я просто этого не знаю. Он всего лишь только один раз сказал отцу, что вообще там был. Я точно могу сказать только одно: почти всю войну он был на фронте. Самые страшные воспоминания у деда были о Корсунь-Шевченковской операции. Он рассказывал про овраги, заполненные трупами. И это тоже одна из тех вещей, которые я даже представить себе не могу. Для сравнения могу привести пример моего же прадеда, погибшего в 41-м году под Киевом. Отца моей бабушки (той самой, которая на фотографии). Он, СТАРОВЕР, в одном из последних писем домой усомнился в существовании Бога. Можете себе представить, ЧТО довелось увидеть этим людям? Думаю, нет. Вот и я не могу.

Весна 45-го года...
Весна 45-го года...

Ближе к концу войны дед, судя по всему, отличился так, что даже попал в штаб 2-го Белорусского фронта. Он был знаком и с маршалом Рокоссовским, и, позже, с маршалом Жуковым (под началом которого служил уже после войны на Урале). Сказать по правде, я не знаю, какие именно функции он там выполнял. Спросить уже не у кого. Но точно знаю, что в боях он по-прежнему принимал участие. И второй орден получил под Кёнигсбергом. А именно: как я сам уже выяснил гораздо позже – за штурм форта Шарлоттенбург. Вот с этого я, если честно, обалдел. Для тех, кто не знает, расскажу подробней. Шарлоттенбург был крепостью, перегораживавшей нашей армии весь оперативный простор. Это был неимоверно укреплённый форт с гарнизоном из эсэсовцев, окружённый тремя кольцами минных полей. Я не знаю, почему его нельзя было расковырять артиллерией или авиацией. Факт в том, что для его взятия были сформированы отряды из кадровых офицеров-добровольцев. Ночью сапёры разминировали для них несколько коридоров в минных полях. Они подползли, взорвали стену и вломились внутрь. В этот момент в крепости погас свет (взрывом повредило подстанцию) и три часа бой шёл в полной темноте. А потом гарнизон сдался. Там деда контузило и 9 мая он встретил в госпитале.


9 мая 45 года. Дед в госпитале под Кёнигсбергом.

И там его снова ждало испытание. Только теперь уже несколько иного рода. Контузия была хоть и не сильной, но всё же малоприятной. Судя по всему, сопровождалась она сильными болями. Такими сильными, что деду кололи морфий. Военные врачи – они молодцы. Дед очень быстро встал на ноги. И при выписке ему дали пачку морфия. Ну, на случай, если боли вдруг вернутся. Дед её взял… А через месяц разбил все ампулы и спустил их в сортир. Боли-то не вернулись, слава Богу. Но произошло другое: пришли мысли. «А вдруг оно заболит?!». «А если вдруг?!». «А дай-ка я на всякий случай!». «Нет, оно не болит… Но на всякий случай…». Дед понял, что происходит. Это был один из тех случаев, когда он испугался по настоящему. И он просто выбросил эту дрянь. Я опять в очередной раз поражаюсь его внутреннему духу. Выражение пафосное, я знаю. Но сейчас оно вполне уместно. Ведь с ним случилось то, что тогда случилось со многими: в госпитале его фактически сделали наркоманом. А он взял, и слил морфий в унитаз… И сам потом победил все последствия. Без комментариев, люди. Мне просто нечего сказать.


Я не знаю, что в Германии делал памятник Петру I. Так или иначе, дед и его тоже освободил.

После войны дед на какое-то время остался в Германии. По началу, то, что он там делал, и вовсе походило на приключенческий фильм: в его задачи входило обнаружение и организация отправки в Россию немецких ракетных технологий. Того, что осталось от проекта «Пенемюнде», и что Вернер фон-Браун не успел спереть и подарить американцам. Теперь, когда я смотрю на установки «С-300» на параде Победы, мне вдвойне приятно – я понимаю, что в их существовании есть заслуга и моего деда тоже. Но это продолжалось не долго. В 46 году дед получил спокойную должность в нашей оккупационной администрации. Он стал военным комендантом Зентенберга (небольшого, тихого и довольно уютного городка неподалёку от Дрездена). Он уже вызвал к себе из России мою бабушку и зажил, наконец, нормальной жизнью. Ну, насколько это было тогда возможно. Мой дядя (старший брат отца) родился в Германии. Кстати, местные немцы деда раскусили: они сразу просекли, что дед без акцента разговаривает на «хохдойче».

И опять он проявил характер. Когда они возвращались в Россию, каждому офицеру командование выделило вагон. Отдельный. Зачем это было сделано? А с целью восстановления справедливости: офицер мог загрузить в него какие угодно вещи, взятые у немцев. И на границе никто бы, ни то, что не спросил «Откуда дровишки?». Его бы даже никто не досматривал. Военные трофеи священны, ибо оплачены кровью. Несколько немецких картинных галерей покинули Родину именно в этих вагонах. А дед ничего не взял. Так, мелочь, купленная на офицерское жалование. Почему? Не знаю. Подозреваю только, что есть такое слово: честь. Офицерская. Сейчас уже слишком многие просто забыли, что это и как оно выглядит. А вот примерно так и выглядит. Зная это, я просто не могу себе представить, чтобы дед, к примеру, заставлял солдат строить себе дачу. Мне, выросшему в 90-е, очень трудно понять такое отношение к жизни. Но я пытаюсь. И только ещё больше уважаю деда.



Дед берёт в плен какую-то немку. Каменная, но всё равно ничего. Хе-хе.

Потом дед служил на Урале у Жукова. Вот именно там и произошло то, что заставило меня начать подозревать у него наличие лучевой болезни. Во-первых, как раз тогда на Урале проводились испытания нашего ядерного оружия. И я точно знаю, что дед в них участвовал по долгу службы. А, во-вторых… Слыхали о катастрофе на заводе «Маяк»? Так вот дед занимался эвакуацией населения из поражённой зоны. А выглядело это примерно так: военные заходили в село, вынимали население из домов, разрешая взять только деньги и документы, а потом обливали дома бензином и жгли. Это делалось для того, чтобы люди не пытались вернуться за своим скарбом, который к тому моменту уже так «светился», что ночью при его свете можно было газеты читать. Жёстко? Да. Особенно если учесть, что им вряд ли рассказали о том, что при сжигании облучённых предметов радиация высвобождается и стоящие возле радиоактивного костра, что называется, получают по полной. Сколько рентген тогда получил мой дед? Я не знаю. У него было крепкое довоенное здоровье. Но оказалось, что Гитлера победить легче, чем гамма-лучи. Я ничего не утверждаю. Но именно с этого момента здоровье деда начало портиться и истаивать. А тут ещё врачи... Ведь деда лечили в обкомовской больнице. Как героя войны. Но оказалось, что и там не все могут отличит бронхит от геморроя.

Вот такой получился рассказ. Спасибо тем, кто осилил. Знаете, меня раз за разом потрясает то, сколько всего может уместиться в одну человеческую жизнь. Я смотрю на деда и потрясаюсь: ведь почти на всех этих фотографиях ему лет меньше, чем мне сейчас: в 45-м году ему едва исполнилось 30. Молодой парень. И в то же время — русский богатырь, победивший величайшую армию со времён Чингис-хана. И это не громкие слова. Он и миллионы таких как он совершили то, что не может уместиться ни в одной голове. То, что невозможно ни осознать, ни осмыслить до конца. Спасибо тебе дед. Спасибо за то, что я родился не рабом, а свободным человеком. Спасибо тебе за то, что я вообще родился.



Парад Победы. 15 лет спустя. Деда показывают по телевизору.

Ты уже почти 40 лет лежишь на Александровском кладбище Ростова-на-Дону. Этот креатив — моё признание тебе в любви и бесконечном уважении. Тебе и таким как ты. Вам, благодаря кому стал возможен День Победы. Невозможно поблагодарить всех, если не можешь поблагодарить одного. Я сегодня благодарю тебя. И таким образом благодарю всех вас. Вас, каждый из которых заслуживает отдельной статьи или даже книги.


Одна из последних фотографий деда. "Sit transit Gloria mundi..." (с).

Мне бы очень хотелось написать о каждом из них. Потому, что каждый без исключения этого достоин. К примеру, про деда моего лучшего друга, командира артиллерийского расчёта, воевавшего в Крыму, участвовавшего в керченской десантной операции, и раненого трижды в один день (сначала при отражении танковой атаки в ногу; потом когда его выносила медсестра, в ту же ногу; потом во время эвакуации на Тамань, когда немец разбомбил корабль с ранеными, и тоже в ту же ногу; а после этого он ещё и умудрился доплыть до своих). Или дед моей близкой подруги, который вообще Герой Советского Союза. Я хотел бы написать о всех дедах и отцах, своей кровью оплативших наше будущее. Но я не Лев Толстой.

Но это можете сделать вы. Просто напишите о своих предках. Можете прямо здесь, в комментариях. И не скупитесь на слова. Благодаря им есть мы и есть наша страна. Есть и будет. То, ради чего они воевали и гибли миллионами. Отечество. Родина. Земля Оцтов.

«...И врата ада не одолеют её!» (с).

Удачного вам дня, камрады.


8.05.2009 г.












Блог автора на "КОНТе" - https://el-pablo.cont.ws/
Группа "В контакте"   -   http://vk.com/russkoe_gosudarstvo
Группа на "facebook"  -   http://www.facebook.com/groups/RussRevo/
Инстаграм  - https://instagram.com/shakespeare1976/


Я

«Сталинский солдат мужского пола в рваной юбке из перьев»

Знаете, что именно всё более начинает ощущаться при взгляде на происходящее в нашем политическом поле? Усталость. В чистом виде. Не замутнённая ничем. И я отнюдь не говорю лишь за одного себя. У очень многих сейчас именно это чувство начинает доминировать там, где, по идее, должны быть куда более сильные эмоции. Такая тяжёлая усталость очень часто перерастает в безразличие. Что уже по-настоящему может быть опасным для страны. Особенно с учётом того, что описанные эмоции по моим наблюдениям присутствуют именно у тех, кого можно было бы назвать патриотами. И эта серьёзная проблема. Которая, впрочем, вполне объяснима.

Вот тут на днях очередным Адом разразился один из главных «ярких интеллектуалов» отечественного либерального дискурса – г-н Невзоров. Ну, хотя, интеллектуалом его называть я бы особо не рисковал: пусть он и является активным пользователем этого имиджа, но всё же из образования у него за плечами одна лишь очень средняя школа. А вы не знали? Впрочем, сейчас это к делу не относится. А относится то, что он сказал. Так вот, данный персонаж, говоря о памятных мероприятиях на мемориале битвы подо Ржевом назвал сам памятник «сталинским солдатом мужского пола в рваной юбке из перьев». Причём, сделал это в демонстративно презрительной манере. Знаете, я сейчас не стану пояснять, что именно он имел в виду и тем более не начну ему оппонировать. Извините, но с моей скромной точки зрения диалог здесь может осуществляться исключительно посредством грубого насилия. Предельно брутального. Не стану раскрывать эту тему подробно, дабы данный текст не квалифицировали, как разжигание. Ещё я не стану говорить банальностей относительно моральной стороны вопроса – здесь всё и так очевидно. Но знаете, что я не стану делать в самую первую очередь? Каким угодно образом проявлять эмоции по этому вопросу. Кстати, в немалой степени и из-за всё той же усталости, о которой речь шла выше. По одной простой причине: я не вижу в этом никакого смысла.



Ну, в самом деле: а зачем? Тут по этому поводу уже многие представители «официально-патриотической общественности» разразились самыми натуральными потоками ярости и понять их, конечно, можно. Но давайте положим руку на сердце и скажем честно, хотя бы сами себе: ведь мы же точно знаем, что г-ну Невзорову за это ничего не будет. Более того, даже если кто-то из тех, кого его мерзкое высказывание искренне оскорбило, попытается спросить с автора в частном порядке, то вот он как раз и испытает на себе всю суровость закона. И, скорее всего, отправится мотать срок туда, куда птицы не летают, как это, к примеру, случилось с теми, кто пытался срывать концерты Макаревича. А Невзоров и дальше будет продолжать нести точно такую же пакость. С точно такими же результатами для себя лично. Это ведь уже не первый и даже не десятый раз. Чего стоило хотя бы недавнее его высказывание про вечный огонь, когда он посоветовал снабдить все подобные сооружения мангалами, чтобы газ впустую не расходовался.

Collapse )










Канал автора в Telegram: http://t.me/RastaPavel
Блог автора на "КОНТе" - https://el-pablo.cont.ws/
Группа "В контакте"   -   http://vk.com/russkoe_gosudarstvo
Группа на "facebook"  -   http://www.facebook.com/groups/RussRevo/
Инстаграм  - https://instagram.com/shakespeare1976/




Так всё-таки, что Иегова думает о безголовых мутантах?
Я

Уже потерянная Белоруссия

Вы знаете, как иногда определяют безумие? Как многократное повторение одних и тех же действий с желанием получить иной результат. Да – это действительно безумие. Но не всегда. Можно сказать и иначе: если ты попал в определённую неприятную ситуацию один раз – это неудача, если два раза – это глупость, а если три – это уже выбор. Или некомпетентность. А может быть и вредительство. Согласитесь, на фоне этого вариант безумия уже не кажется самым неприятным из всех. И вот, что я скажу вам, друзья: наблюдая за тем, что разворачивается сейчас в некогда самом дружественном нашей стране государстве бывшего СССР, я всё меньше склонен расценивать это, как безумие.

Наблюдать же за новостями из Белоруссии интересно. А ещё интереснее, как водится, наблюдать за наблюдающими: представителями нашей «официально патриотической» генеральной линии. Которые отзываются о происходящем весьма агрессивно, всячески клеймят изменьщика Лукашенко и его свiдомое окружение, а так же произносят, в общем-то, немало весьма правильных слов. Вот только за всем этим видится одна единственная эмоция – растерянность. Вероятно из-за того, что у большинства из них происходящее банально в голове не укладывается. Но, скорее всего, причина в другом. Они не решаются сделать главного вывода. А уж тем более его озвучить. Ну, просто потому, что из данного вывода придётся делать другие, а вот на это они пойти уже никак не могут. Тем не менее, этот вывод сделать необходимо. Настолько, что я озвучу его прямо в начале статьи: Белоруссия уже потеряна. Это ещё не состоявшийся факт, но послушайте: если на необитаемом острове, где нет ни врачей, ни лекарств, у кого-то начинается сепсис, то наличие у него пульса уже, в общем-то, ни на что не влияет. Смерть в таких случаях смело можно констатировать заранее. Для того чтобы обосновать данное утверждение необходимо озвучить несколько информационных блоков, отвечающих на нехитрые вопросы: что там происходит, почему это происходит, как такое стало возможным. А потом главный вопрос: что дальше. Вот этим давайте и займёмся.



Итак, что сейчас происходит в Белоруссии? Нет, речь не о стычки её властей с российскими относительно газа, нефти и прочих материальных вопросов, которые для г-на Лукашенко неимоверно важны. Не о том, как оный г-н откровенно оскорбляет власти РФ, саму РФ и её народ, вообще-то, тоже. И не о том, как его самого пытаются откровенно прогнуть путём (давайте уж и здесь называть вещи своими именами) прямого экономического шантажа. Рассуждать о том, кто в этом споре прав и у кого больше прав, я не стану. Не потому, что не хочу, а потому, что оный спор сейчас уже не имеет большого значения. Серьёзно, он – это уже декорация. Так сказать, фон и проявление тех процессов, что идут в Белоруссии полным ходом уже несколько лет. А происходит там следующая. Во-первых, в страну впустили американские (и не только) фонды, грантоедческие организации и прочие структуры весьма специфического свойства. Причём сделали это, широко распахнув двери. Уровень их активности на белорусской территории нарастает в геометрической прогрессии. Во-вторых, в белорусских СМИ начата настоящая антироссийская (а местами и русофобская) истерика. Происходящая на фоне заявлений г-на Лукашенко о том, что Великая Отечественная Война (а заодно и Отечественная война 1812 года и все иные войны Империи, как бы она ни называлась) – это для Белоруссии «чужие войны». Не говоря уже о ещё более специфичных заявлениях, которых, скорее, стоило бы ожидать из Киева, нежели из Минска. Итогом можно смело считать падение популярности идеи Союзного государства с 60% до 40% всего за год. Информационная работа ведётся по всем правилам, слов нет. И как вишенка на торте – приезд в Белоруссию новой американской послицы. Которая, вообще-то, является одним из главных специалистов американского дипломатического ведомства по майданам. А заодно и активной участницей подобных событий в Киеве. Причём, если я не ошибаюсь, она чуть ли ни в обоих Майданах отметилась. Вот такая восхитительная ситуация.

Collapse )










Канал автора в Telegram: http://t.me/RastaPavel
Блог автора на "КОНТе" - https://el-pablo.cont.ws/
Группа "В контакте"   -   http://vk.com/russkoe_gosudarstvo
Группа на "facebook"  -   http://www.facebook.com/groups/RussRevo/
Инстаграм  - https://instagram.com/shakespeare1976/




Так всё-таки, что Иегова думает о безголовых мутантах?
Я

День Победы. Костры лицемерия - 2

А время не стоит на месте. После годовщины кровавых событий в Одессе миновали майские праздники, а вместе с ними и другая годовщина — куда более светлая. Страна отметила юбилей Великой Победы. На этот раз в самоизоляции. Отметили не она одна: ведь государство, эту победу одержавшее, теперь разделилось на полтора десятка других. Не во всех из них этот праздник в особой чести, но в большинстве он всё же широко отмечается на государственном уровне. Но то, что связано с этим праздником, радует, увы, далеко не всегда. Фестиваль небывалого лицемерия продолжился теперь уже по итогам Дня Победы.



Катализатором этого процесса (в той или иной форме идущего отнюдь не первый год) в этот раз стала весьма неприятная история с парадом в Минске. Сам факт того, что г-н Лукашенко его не отменил в условиях мировой эпидемиологической угрозы, я обсуждать не буду. Вполне может статься, что с самой эпидемией и в самом деле не всё так однозначно и осуждать за иной подход к данному вопросу я, пока что, никого бы не стал. Можно добавить, что факт того, что этим парадом г-н Лукашенко хотел унизить г-на Путина, я так же обсуждать не желаю. Хотя, использование для подобных целей Дня Победы симпатий у меня, мягко говоря, не вызывает, не смотря на моё личное крайне сложное отношение к политическому режиму в Москве. Да и насколько, в итоге, удалось унизить — так же вопрос вполне философский. Однако же там имели место совсем другие вещи. Гораздо важнее здесь то, чем всё это сопровождалось.

Collapse )









Канал автора в Telegram: http://t.me/RastaPavel
Блог автора на "КОНТе" - https://el-pablo.cont.ws/
Группа "В контакте"   -   http://vk.com/russkoe_gosudarstvo
Группа на "facebook"  -   http://www.facebook.com/groups/RussRevo/
Инстаграм  - https://instagram.com/shakespeare1976/


pic#Победа

Мой дед Анатолий Романович.

С Днём Великой Победы.

Сегодня уже традиционно я делаю перепост своей статьи, написанной вот уже 11 лет назад. Это мой личный Бессмертный полк. Мой дед Анатолий Романович Кухмиров. Я никогда не видел его живым. Не застал. Война догнала его до моего рождения. Но именно так в детстве я представлял себе былинного богатыря из сказаний моего народа. И именно так для меня выглядят настоящие герои. Я помню. Я горжусь.

Оригинал взят у haile_rastafari в Мой дед Анатолий Романович.

«...Так убей фашиста, чтоб он,
А не ты на земле лежал,
Не в твоем дому чтобы стон,
А в его по мертвым стоял.
Так хотел он, его вина,—
Пусть горит его дом, а не твой,
И пускай не твоя жена,
А его пусть будет вдовой.
Пусть исплачется не твоя,
А его родившая мать,
Не твоя, а его семья
Понапрасну пусть будет ждать.
Так убей же хоть одного!
Так убей же его скорей!
Сколько раз увидишь его,
Столько раз его и убей» (с).

/Константин Симонов,

«Если дорог тебе твой дом…»/

Здравствуйте, коллеги. Солнечный Ростов поздравляет вас с наступающим Днём Победы.

Я очень долго думал о том, какими словами начать сегодняшний креатив. Да честно говоря, я и до сей поры этого не знаю. Как и какими словами можно вообще выразить то, что все мы чувствуем в этот день? Святой день. Без всякого пафоса и преувеличения. Что вообще мы, ныне живущие, можем сказать? А ничего. Мы можем только поблагодарить. И выразить своё уважение.

У мудрых древних китайцев есть пословица: «За всё, что ты имеешь, благодари предков» (с). Пожалуй, лучше и не скажешь. Именно это я и предлагаю сделать всем вам – тем, кто читает это крео. Расскажите о своих предках в комментариях. О дедах, о прадедах, об отцах. О тех, кто воевал и отстоял нашу Родину и нас самих, на тот момент ещё не родившихся на свет. И не скупитесь на слова. Сегодня ИХ день. И они заслужили того, чтобы их помнили и о них говорили. Мы дети и внуки героев. Давайте гордиться этим.

Каждый из них – достойный человек. Каждый из них заслуживает того, чтобы о нём написали статью или книгу. Потому, что то, через что им пришлось пройти ради нас с вами – ад на земле.

Сегодня я не буду писать ни о политике, ни об экономике, ни о дружбе народов. Сегодня всё это далеко на втором плане. Сегодня я буду писать про своего деда. Да, именно про него. Сегодня я «воспользуюсь служебным положением». Не потому, что я ставлю его выше других дедов и отцов, точно так же как и он ливших кровь за Родину. Совсем нет: и к ним тоже моё уважение безгранично. Просто для меня он особенный. Потому, что он мой дед, и он воевал. А значит я должен ему лично. Это мой личный долг. А долги надо платить.

Вот мой рассказ. Слушайте, коли интересно.

Итак…

Мой дед Анатолий Романович родился 15 января 1915 года.


Отец моего отца
Мой дед Анатолий Романович.

Я никогда не видел его – дед умер за шесть лет до моего рождения, совсем чуть-чуть не дожив до своего 55-летия. Вот ведь парадокс: он прошёл войну от первого до последнего дня и за всё это время получил только одно лёгкое ранение и нетяжёлую контузию, а умер потому, что попал не к тем врачам. Хотя, тут тоже не всё ясно. Лично я подозреваю, что одной из причин его смерти стало диагноз, который в те времена по определению не мог быть поставлен – лучевая болезнь. Почему я так считаю, скажу позже. Всё, что я знаю про деда, я знаю со слов отца и бабушки, а ещё из того немногого, что смог выяснить и додумать сам. Вот это вам и расскажу.

Генералом дед не стал, хоть и был профессиональным военным очень долго. Тому было несколько причин. И одна из главных, на мой взгляд, состоит в том, что дед был на четверть немцем. Более того, юность свою он провёл у родственников в немецкой колонии. Почему у них? А дело в том, что юность деда пришлась на голодомор. Тот самый. Который, вопреки утверждению некоторых деятелей, был отнюдь не только на Украине. И деда отправили жить к родственникам. А немцы всегда были зажиточны. Даже в такие смутные времена. Отец как-то сказал, что первую половину жизни дед даже думал по-немецки. Ну, и о каком бурном карьерном росте могла идти речь? Деду наоборот приходилось это скрывать и сторониться тех мест, где его родословную могли проверить излишне тщательно. Тогда многие так жили. Причины называть не буду – они очевидны.

Апрель 1941 года. Офицерская учебка в Ярославле. Дед готовится бить врага на его территории.
Апрель 1941 года. Офицерская учебка в Ярославле. Дед готовится бить врага на его территории.

Воевать дед начал задолго до гитлеровского вторжения. В августе 1938 года на озере Хасан. Начал (страшно сказать) кавалеристом. Тогда он был ефрейтор. Слегка за 20 лет. Молодой парень. И сразу попал в такое. Скажу, что ситуация там была из серии «врагу не пожелаешь». Благодаря «гениальности» маршала Блюхера и его штаба мы тогда чуть не потеряли Дальний Восток. Спас нас массовый героизм солдат и фатальное невезение врага. Тогда же дед и получил своё единственное лёгкое ранение. Вообще, тогда ему дико повезло: их полевой лагерь японцы накрыли миномётным огнём прямо среди ночи, когда все спали. Вот я иногда пытаюсь представить себя на месте тех людей и, честно говоря, фантазии моей на это не хватает. Вот прикиньте: спите вы ночью, и тут… Вы, спросонья, совершенно очумелый, выскакиваете из палатки, кругом взрывы, осколки свистят, вы не знаете, куда стрелять… Жесть, иными словами. Ни одному «гению трэша» такое и в страшном сне не приснится. Вот в этот момент дед и получил осколочное ранение в кисть руки. Там потом всю жизнь шишка была.

Я подробностей не знаю, но могу предположить, что в ходе битвы за Хасан дед отличился, потому, что после этого карьера его всё же пошла в гору. Через некоторое время деда отозвали с Дальнего Востока и направили в Ярославль учиться на офицера. Именно там, уже в звании лейтенанта, дед и встретил тот день. 22 июня 1941 года.


Их сразу отправили на фронт. В самое пекло: под Ленинград. Несколько месяцев дед бился в окопах. А потом произошло то, что он вспоминал до конца жизни. Внезапно его, к тому моменту уже боевого офицера, отзывают с фронта. И назначают работать на продовольственный склад, мотивируя это тем, что ещё до армии дед заканчивал какое-то реальное училище, а им как раз нужен человек с подобными навыками. Я не знаю, с какими именно словами дед подчинился такому странному приказу. И дело даже не в том, что ему это назначение было до жути обидно. Дело было в другом. В том, о чём историки до сих пор говорят с большой неохотой: в армии тогда был голод. В первые месяцы войны коммуникации, разрушенные немецкими бомбардировками и дезорганизованные «умелым руководством», просто перестали существовать. Их наладили чуть позже. А в тот момент дед прибыл с передовой, где людей кормили раз в двое суток. И попал на продовольственный склад… И это было гораздо хуже артобстрелов. Снова попытайтесь себе представить: ГОЛОДНЫЙ человек попадает туда, где полки ЛОМЯТСЯ едой. Причём, такой, какой он в жизни не видел. Он рассказывал отцу, что там реально было всё. А человек хочет есть. Те, кто пережил голод, говорят, что этому первобытному чувству противиться невозможно – рано или поздно ты просто сходишь с ума. И рука сама тянется к этим полкам. И мозг затуманивается… А взять нельзя. Потому, что если возьмёшь – ты возьмёшь это у тех, кто на фронте. У тех, с кем ты ещё вчера гнил в окопах. И он не брал. И это внутреннее противоречие было невыносимо. Дед смотрел на эти полки и терял сознание. Падал в голодные обмороки. Он рассказывал, что ему почему-то запомнились огромные головы сыра. Всё остальное в памяти как будто размыто. А этот сыр ему потом снился в кошмарах до самой смерти. Говорил, что смотрел на эти головы, и ноги подкашивались… Блин! «Гвозди бы делать из этих людей» (с).


1941-1946. Вот так за пять лет меняются люди.

Вот так он проработал там дня три. А на четвёртый к нему подошли и сказали: «Знаешь, а ведь мы за тобой всё это время наблюдали. Тебя специально отозвали с передовой, потому, что тебя хорошо характеризовали. Мы видели, что ты голодный. Мы видели, как тебе хреново. И мы запустили тебя на этот склад, полный жратвы. А ты не взял ни крошки. Ты – человек. Хочешь работать в разведке?». Вот так мой дед стал фронтовым разведчиком.



Бабушке повезло. Она дождалась.


Я не буду говорить о том, что дед делал в этом статусе. Я просто этого не знаю. Он всего лишь только один раз сказал отцу, что вообще там был. Я точно могу сказать только одно: почти всю войну он был на фронте. Самые страшные воспоминания у деда были о Корсунь-Шевченковской операции. Он рассказывал про овраги, заполненные трупами. И это тоже одна из тех вещей, которые я даже представить себе не могу. Для сравнения могу привести пример моего же прадеда, погибшего в 41-м году под Киевом. Отца моей бабушки (той самой, которая на фотографии). Он, СТАРОВЕР, в одном из последних писем домой усомнился в существовании Бога. Можете себе представить, ЧТО довелось увидеть этим людям? Думаю, нет. Вот и я не могу.

Весна 45-го года...
Весна 45-го года...

Ближе к концу войны дед, судя по всему, отличился так, что даже попал в штаб 2-го Белорусского фронта. Он был знаком и с маршалом Рокоссовским, и, позже, с маршалом Жуковым (под началом которого служил уже после войны на Урале). Сказать по правде, я не знаю, какие именно функции он там выполнял. Спросить уже не у кого. Но точно знаю, что в боях он по-прежнему принимал участие. И второй орден получил под Кёнигсбергом. А именно: как я сам уже выяснил гораздо позже – за штурм форта Шарлоттенбург. Вот с этого я, если честно, обалдел. Для тех, кто не знает, расскажу подробней. Шарлоттенбург был крепостью, перегораживавшей нашей армии весь оперативный простор. Это был неимоверно укреплённый форт с гарнизоном из эсэсовцев, окружённый тремя кольцами минных полей. Я не знаю, почему его нельзя было расковырять артиллерией или авиацией. Факт в том, что для его взятия были сформированы отряды из кадровых офицеров-добровольцев. Ночью сапёры разминировали для них несколько коридоров в минных полях. Они подползли, взорвали стену и вломились внутрь. В этот момент в крепости погас свет (взрывом повредило подстанцию) и три часа бой шёл в полной темноте. А потом гарнизон сдался. Там деда контузило и 9 мая он встретил в госпитале.


9 мая 45 года. Дед в госпитале под Кёнигсбергом.

И там его снова ждало испытание. Только теперь уже несколько иного рода. Контузия была хоть и не сильной, но всё же малоприятной. Судя по всему, сопровождалась она сильными болями. Такими сильными, что деду кололи морфий. Военные врачи – они молодцы. Дед очень быстро встал на ноги. И при выписке ему дали пачку морфия. Ну, на случай, если боли вдруг вернутся. Дед её взял… А через месяц разбил все ампулы и спустил их в сортир. Боли-то не вернулись, слава Богу. Но произошло другое: пришли мысли. «А вдруг оно заболит?!». «А если вдруг?!». «А дай-ка я на всякий случай!». «Нет, оно не болит… Но на всякий случай…». Дед понял, что происходит. Это был один из тех случаев, когда он испугался по настоящему. И он просто выбросил эту дрянь. Я опять в очередной раз поражаюсь его внутреннему духу. Выражение пафосное, я знаю. Но сейчас оно вполне уместно. Ведь с ним случилось то, что тогда случилось со многими: в госпитале его фактически сделали наркоманом. А он взял, и слил морфий в унитаз… И сам потом победил все последствия. Без комментариев, люди. Мне просто нечего сказать.


Я не знаю, что в Германии делал памятник Петру I. Так или иначе, дед и его тоже освободил.

После войны дед на какое-то время остался в Германии. По началу, то, что он там делал, и вовсе походило на приключенческий фильм: в его задачи входило обнаружение и организация отправки в Россию немецких ракетных технологий. Того, что осталось от проекта «Пенемюнде», и что Вернер фон-Браун не успел спереть и подарить американцам. Теперь, когда я смотрю на установки «С-300» на параде Победы, мне вдвойне приятно – я понимаю, что в их существовании есть заслуга и моего деда тоже. Но это продолжалось не долго. В 46 году дед получил спокойную должность в нашей оккупационной администрации. Он стал военным комендантом Зентенберга (небольшого, тихого и довольно уютного городка неподалёку от Дрездена). Он уже вызвал к себе из России мою бабушку и зажил, наконец, нормальной жизнью. Ну, насколько это было тогда возможно. Мой дядя (старший брат отца) родился в Германии. Кстати, местные немцы деда раскусили: они сразу просекли, что дед без акцента разговаривает на «хохдойче».

И опять он проявил характер. Когда они возвращались в Россию, каждому офицеру командование выделило вагон. Отдельный. Зачем это было сделано? А с целью восстановления справедливости: офицер мог загрузить в него какие угодно вещи, взятые у немцев. И на границе никто бы, ни то, что не спросил «Откуда дровишки?». Его бы даже никто не досматривал. Военные трофеи священны, ибо оплачены кровью. Несколько немецких картинных галерей покинули Родину именно в этих вагонах. А дед ничего не взял. Так, мелочь, купленная на офицерское жалование. Почему? Не знаю. Подозреваю только, что есть такое слово: честь. Офицерская. Сейчас уже слишком многие просто забыли, что это и как оно выглядит. А вот примерно так и выглядит. Зная это, я просто не могу себе представить, чтобы дед, к примеру, заставлял солдат строить себе дачу. Мне, выросшему в 90-е, очень трудно понять такое отношение к жизни. Но я пытаюсь. И только ещё больше уважаю деда.



Дед берёт в плен какую-то немку. Каменная, но всё равно ничего. Хе-хе.

Потом дед служил на Урале у Жукова. Вот именно там и произошло то, что заставило меня начать подозревать у него наличие лучевой болезни. Во-первых, как раз тогда на Урале проводились испытания нашего ядерного оружия. И я точно знаю, что дед в них участвовал по долгу службы. А, во-вторых… Слыхали о катастрофе на заводе «Маяк»? Так вот дед занимался эвакуацией населения из поражённой зоны. А выглядело это примерно так: военные заходили в село, вынимали население из домов, разрешая взять только деньги и документы, а потом обливали дома бензином и жгли. Это делалось для того, чтобы люди не пытались вернуться за своим скарбом, который к тому моменту уже так «светился», что ночью при его свете можно было газеты читать. Жёстко? Да. Особенно если учесть, что им вряд ли рассказали о том, что при сжигании облучённых предметов радиация высвобождается и стоящие возле радиоактивного костра, что называется, получают по полной. Сколько рентген тогда получил мой дед? Я не знаю. У него было крепкое довоенное здоровье. Но оказалось, что Гитлера победить легче, чем гамма-лучи. Я ничего не утверждаю. Но именно с этого момента здоровье деда начало портиться и истаивать. А тут ещё врачи... Ведь деда лечили в обкомовской больнице. Как героя войны. Но оказалось, что и там не все могут отличит бронхит от геморроя.

Вот такой получился рассказ. Спасибо тем, кто осилил. Знаете, меня раз за разом потрясает то, сколько всего может уместиться в одну человеческую жизнь. Я смотрю на деда и потрясаюсь: ведь почти на всех этих фотографиях ему лет меньше, чем мне сейчас: в 45-м году ему едва исполнилось 30. Молодой парень. И в то же время — русский богатырь, победивший величайшую армию со времён Чингис-хана. И это не громкие слова. Он и миллионы таких как он совершили то, что не может уместиться ни в одной голове. То, что невозможно ни осознать, ни осмыслить до конца. Спасибо тебе дед. Спасибо за то, что я родился не рабом, а свободным человеком. Спасибо тебе за то, что я вообще родился.



Парад Победы. 15 лет спустя. Деда показывают по телевизору.

Ты уже почти 40 лет лежишь на Александровском кладбище Ростова-на-Дону. Этот креатив — моё признание тебе в любви и бесконечном уважении. Тебе и таким как ты. Вам, благодаря кому стал возможен День Победы. Невозможно поблагодарить всех, если не можешь поблагодарить одного. Я сегодня благодарю тебя. И таким образом благодарю всех вас. Вас, каждый из которых заслуживает отдельной статьи или даже книги.


Одна из последних фотографий деда. "Sit transit Gloria mundi..." (с).

Мне бы очень хотелось написать о каждом из них. Потому, что каждый без исключения этого достоин. К примеру, про деда моего лучшего друга, командира артиллерийского расчёта, воевавшего в Крыму, участвовавшего в керченской десантной операции, и раненого трижды в один день (сначала при отражении танковой атаки в ногу; потом когда его выносила медсестра, в ту же ногу; потом во время эвакуации на Тамань, когда немец разбомбил корабль с ранеными, и тоже в ту же ногу; а после этого он ещё и умудрился доплыть до своих). Или дед моей близкой подруги, который вообще Герой Советского Союза. Я хотел бы написать о всех дедах и отцах, своей кровью оплативших наше будущее. Но я не Лев Толстой.

Но это можете сделать вы. Просто напишите о своих предках. Можете прямо здесь, в комментариях. И не скупитесь на слова. Благодаря им есть мы и есть наша страна. Есть и будет. То, ради чего они воевали и гибли миллионами. Отечество. Родина. Земля Оцтов.

«...И врата ада не одолеют её!» (с).

Удачного вам дня, камрады.


8.05.2009 г.






Блог автора на "КОНТе" - https://el-pablo.cont.ws/
Группа "В контакте"   -   http://vk.com/russkoe_gosudarstvo
Группа на "facebook"  -   http://www.facebook.com/groups/RussRevo/
Инстаграм  - https://instagram.com/shakespeare1976/



Я

Упоротые белые. Упоротые красные

Всё же диалектика непобедима и её законы всесильны, потому что верны. Проявление их в нашем мире неизбывно и наблюдается с завидной степенью регулярность. Вот, к примеру, закон о переходе количества в качество, некогда сформулированный Гегелем. Именно подтверждение истинности этого закона мы и наблюдаем с начала года в сфере идеологической войны. Которую, вне всякого сомнения, ведут «дорогие партнёры» против нашей страны, где идеология запрещена конституцией. Буквально на днях там произошло не особо заметное, но весьма знаковое событие.

В конце января зам. польского министра иностранных дел г-н Яблонский публично заявил «о неотъемлемом праве Польши потребовать репараций» с России, как наследницы Советского Союза, за Великую Отечественную Войну. Знаковым оное заявление является потому, что чётко обозначает переход идеологической агрессии против России из поля смыслов в идеологическую плоскость. Что ж, быть может именно этим и вызвано то, что представители правящего сообщества РФ и их пишущая и говорящая обслуга наконец спохватились и обратили внимание на то, что происходит в данной области – экономический язык им куда понятнее смыслового. В силу специфики и профессиональных деформаций личности этих бывших и действующих носителей погон. Но только что же в этом странного? Им ведь долгие годы говорили, что следом за теми, кто переписывает историю, приходят те, кто переписывает имущество. Собственно, примерно это сейчас и происходит. Тем не менее, я бы с огромным удовольствием был солидарен с глубочайшим возмущением, звучащим со всех уровней власти РФ, включая самый-пресамый высший, если б ни одно «но». У меня возникает резонный вопрос: а где вы, ребята, со всем этим были на протяжении предыдущих трёх десятков лет? И, главное: чем вы сами занимались все эти годы?



Впрочем, не отвечайте. С удовольствием сделаю это за вас. Я сам расскажу, где и что. По большому счёту, вы занимались тем же, чем сейчас занимаются г-да поляки, американцы и представители небратской Украины. Вы изо всех сил демонизировали советский период истории нашей страны. Очень тщательно и кропотливо объясняли собственному народу и всему окружающему миру, что это было постыдной ошибкой, за которую надо покаяться. Что страной управляли сплошь упыри и массовые убийцы. Которые совершали преступления против собственного народа и других народов. Ярчайшим примером такого позорища является Катынь и всё, что с ней связано. И я сейчас не о самом побоище говорю, а об официальной позиции, занятой представителями РФ по этому поводу. Полагаю, вы сейчас прекрасно поняли, о чём я. Ну, и разумеется Великая Отечественная Война. Это что же, поляки три десятка лет всем рассказывали о том, что победили мы исключительно закидав всех трупами? Что наши предки шли в бой исключительно потому, что за спиной у них стояли кровавые изверги из заградотрядов. Ретранслировали тифозный бред о миллиардах миллионов изнасилованных немок. О блокадном Ленинграде. О Сталинграде. О Жукове. И ещё много о ком и о чём.

Collapse )










Канал автора в Telegram: http://t.me/RastaPavel
Блог автора на "КОНТе" - https://el-pablo.cont.ws/
Группа "В контакте"   -   http://vk.com/russkoe_gosudarstvo
Группа на "facebook"  -   http://www.facebook.com/groups/RussRevo/
Инстаграм  - https://instagram.com/shakespeare1976/




Так всё-таки, что Иегова думает о безголовых мутантах?
pic#Хаус тачанка

Не просто кости

Иногда с людьми бывает полезно поговорить на их языке. Насколько это возможно, конечно. К примеру, если тебе задают вопрос, постановка которого касается исключительно материальных, экономических моментов, вряд ли имеет смысл в ответ говорить о метафизических основаниях. Даже если сам ты видишь эту проблему исключительно под таким углом.

Ещё бывает совсем уж замечательно, когда тебе предлагают с чисто материалистической точки зрения реагировать на действия тех, кто как раз руководствуется едва ли не чистой идеологией. Вот, к примеру, стало известно, что на Украине в очередной раз осквернили мемориал павшим воинам Великой Отечественной Войны. Правда, на этот раз, по облегчённому варианту — всего лишь в момент празднования годовщины освобождения населённого пункта от гитлеровских оккупантов, выставили возле памятника «почётный караул» в форме этих самых оккупантов. Если честно, не знаю, что сами те, кому этот памятник установлен, предпочли бы с большей охотой — снос или такой «почётный караул» — но у них уже не спросить, а мои предположения пусть останутся при мне. Тем более, что сносов и так достаточно. Один пример барельефа маршалу Жукову в Одессе и того, что вокруг него происходило, что называется, лучше тысячи слов. Особенно прекрасным было заявление о желании установить вместо него памятный знак «героям АТО». Это не первый памятник Георгию Константиновичу, с которым так поступают. Летом, к примеру, в Киевской области памятник его снесли, а потом и в Харькове. И это первое, что вспомнилось. Вообще с Украины много таких новостей — пора бы и привыкнуть. Но поговорить я хочу не о них, а об отношении. Ну, некоторым образом.



За минувшие дни я несколько раз столкнулся с весьма занятной постановкой вопроса по этому поводу. И некоторых публикациях, и в комментариях, и в частных разговорах. И сводится она к следующему: зачем вообще как-то реагировать на происходящее, ведь это же чужое государство, какое нам вообще должно быть дело до того, что в нём происходит? Думать надо о живых, а это просто кости. Лучше давайте займёмся улучшением жизни в самой России. Ну, против финальной части данной постановки я ничего не имею. Только за. А вот по поводу такого противопоставления — очень даже имею. Тем более, что считаю одно вытекающим из другого. Что ж, давайте об этом поговорим. Без метафизики и даже без исторического достоинства. Чисто практически.

Collapse )

















Канал автора в Telegram: http://t.me/RastaPavel
Блог автора на "КОНТе" - https://el-pablo.cont.ws/
Группа "В контакте"   -   http://vk.com/russkoe_gosudarstvo
Группа на "facebook"  -   http://www.facebook.com/groups/RussRevo/
Инстаграм  - https://instagram.com/shakespeare1976/


Я

Просто закройте рот

Знаете, что разрушает страны? Хороший вопрос. На который многие в разное время отвечали по-своему. К примеру, выдающийся французский король Людовик Святой сказал вот что: «Много книг было прочтено мною. О многих погибших царствах мне ведомо. И я говорю: падение любого государства произрастает из корня, имя которому - неправедный суд» (с). В принципе, тоже злободневно, но сегодня мы не про это. Другой пример — современные либералы. Которые всегда и во всём «как комики ответа ищут в экономике» (с). У одного американского президента, принадлежавшего к их числу, был даже политический слоган: «It’s the economy, stupid» - «Всё дело в экономике, дурачок». Что ж, по-своему он был, конечно, прав — ведь это именно действия данного президента вылились, в итоге, в «великую рецессию» глобальной экономики 2008 года. Но на этот вопрос у меня есть и собственное мнение. Которое я, естественно, никому не навязываю. Страны разрушает лицемерие. И нет для них силы более разрушительной. По крайней мере тогда, когда речь идёт о разрушении изнутри.

...Что чувствует нация, которую оскорбили? Глубоко, сакрально, экзистенциально. Разумеется, та её часть, которой это по-прежнему небезразлично. Прежде всего она ощущает желание мощно ответить на оскорбление. Любая нация. Наша — не исключение. Даже в её нынешнем состоянии. И, казалось бы, у тех, кто нацией водительствует, есть масса способов подобного ответа. Но, увы. Почему-то именно от них менее всего хочется что-либо слышать.



Недавно дорогие партнёры из объединённой Европы, возвращение в структуры которой недавно так радостно праздновал наш самый духоскрепный в мире МИД, приняли документ, согласно которому при оценке II мировой войны Советский Союз и гитлеровская Германия фактически приравниваются друг к другу. То есть, опять же по факту, наша страна просто вычёркивается из числа победителей. И из числа тех, «чьё дело правое». Для особо одарённых личностей я повторю, что речь идёт именно о нашей стране. Вы можете сколько угодно говорить, что Россия и СССР — это не одно и то же, и даже сами в это верить. Однако нет — это именно, что одно и тоже. И с исторической точки зрения, и даже с юридической — так как одна страна является правопреемницей другой. Именно так официально считает и международное сообщество. И последствия будут для неё же. Что б вы там ни считали. Так что, ребята, возьмите-как вы своё мнение и засуньте его себе в известный адрес. Ваше историческое самоудовлетворение уже порядком надоело. Сей документ составляли наши бывшие братские страны — Польша и Литва. А, значит, виновниками войны ожидаемо объявлены стороны известного пакта «Молотова-Риббентропа». Замечу, что документ этот отнюдь не символический — он предписывает очень конкретные вещи. К примеру, в законодательном порядке оговаривает, что нигде в Европе не должно быть никаких парков, аллей, памятников, прославляющих советскую армию, которая «оккупировала все эти страны» и «чтобы не искажать исторические факты о причинах, прохождении и последствиях Второй Мировой Войны». И это только один из пунктов данного европейского шедевра. Я не стану давать оценок самому документу. Потому, что речи об исторической правде или, тем более, справедливости здесь не идёт — сия история вообще не про это. Замечу лишь, что проголосовали за это все наши «дорогие европейские партнёры». А ещё, к примеру, бывший мэр Риги г-н Ушаков — ныне лидер т.н. «прокремлёвской» партии «Согласие». Эдакий кристальный и незамутнённый эталон результатов работы нашего МИДа и «Россотрудничества». Которые я назвал бы самыми антигосударственными, деструктивными и вредительскими организациями в РФ, если бы при этом не существовала ещё и Администрация президента.

Collapse )







Канал автора в Telegram: http://t.me/RastaPavel
Блог автора на "КОНТе" - https://el-pablo.cont.ws/
Группа "В контакте"   -   http://vk.com/russkoe_gosudarstvo
Группа на "facebook"  -   http://www.facebook.com/groups/RussRevo/
Инстаграм  - https://instagram.com/shakespeare1976/




Так всё-таки, что Иегова думает о безголовых мутантах?
pic#Хаус тачанка

Историческое достоинство

Я всегда говорил, что к врагу у меня претензий нет. И я никогда не возмущаюсь по поводу того, что делает тот, кто таковым является. А по поводу чего там можно возмущаться? Он же враг, вот и поступает соответствующим образом. Но зато у меня очень часто бывают претензии к «друзьям». Ну, или, скажем так, «товарищам». Тем, кто, вроде бы, по одну сторону с тобой. Ибо деятельность некоторых «друзей», местами, имеет куда более скорбные последствия, чем деятельность врагов. И ни в чём это не проявляется так ярко, как в сфере идей. Ну, или в «пространстве смыслов», как любят называть сие демиурги-неудачники из соответствующих структур Администрации президента. И когда я наблюдаю очередное деяние тех, кто нашей стране «не друзья», меня часто больше интересует реакция на него «патриотов» нашей прекрасной Родины. В кавычках и без кавычек. При этом, понимая, что слова многих из них на самом деле рождаются не в их головах, а в кабинетах тех, для кого патриотизм является «участком работы». Или службы. Это уж смотря, что за кабинет.

Не так давно наши бледнолицые братья из Евросоюза и их «дорогие партнёры» с другой стороны Атлантики участвовали в довольно странном мероприятии: они отмечали годовщину начала II Мировой Войны. По мне, так это само по себе восхитительно и напоминает то, как в Советском Союзе, в своё время, отпраздновали столетие со дня смерти Пушкина — вроде бы и память почтили, а осадочек какой-то странноватый. К слову сказать, на оное мероприятие европейцы нашу страну не пригласили. По мне, так плохого в этом ничего нет — сами развязали, сами и празднуют. Хотя, сам факт отсутствия такого приглашения уже говорит о многом. Но главное произошло в ходе торжественной части этого загадочного действа. Президент Германии Франк Вальтер Штайнмайер в своей речи сообщил о том, что заслуги в победе над нацизмом принадлежат коалиции западных стран, а Россию и Советский Союз упомянуть при этом как-то не потрудился. Удивления это, мягко говоря, не вызывает: курс на вычленение из официальной истории истинной роли нашей страны в победе над нацизмом взят давно и очевидно. Конечно слышал я, что в самой Германии не всё так однозначно, что герр Штайнмайер всего лишь «отрабатывает обязательную программу», а если заглянуть в немецкие учебники, то там всё на месте. Что ж, может оно и так. Спорить не стану, ибо не знаю. Но что это меняет? Ровным счётом ничего. Тем более, что к Германии тут же присоединилась «братская Болгария» (настолько «братская», что в обеих мировых войнах была на стороне наших врагов), которая и вовсе порекомендовала нашей стране не заявлять о том, что наша армия освобождала Европу от нацизма. Комментировать здесь, в общем, нечего. Как, в принципе, нет смысла и возмущаться. Но вот только с тех пор минуло уже больше двух недель, а возмущение всё никак не стихает.



Хотя, чему возмущаться-то? Коллективный Запад — это наш враг. Или, по крайней мере, противник. Он и действует в соответствии со своими вражескими интересами. А чего вы от них ожидали? Печенек и билетов в «Диснейленд»? Так у меня для вас новость — такие бонусы Запад патриотам России не раздаёт. Однако ж, что касается самих этих патриотов, то именно их реакция в данном деле действительно интересна и заслуживает рассмотрения по существу. Именно она, а не поведение Запада. Особенно когда речь идёт о патриотах «официальных».Collapse )







Канал автора в Telegram: http://t.me/RastaPavel
Блог автора на "КОНТе" - https://el-pablo.cont.ws/
Группа "В контакте"   -   http://vk.com/russkoe_gosudarstvo
Группа на "facebook"  -   http://www.facebook.com/groups/RussRevo/
Инстаграм  - https://instagram.com/shakespeare1976/